Статусы - Сказки

O keй 28 Февраля 2017
Мужчина должен быть как сказка, потому что у сказки всегда хороший конец.
ярослав 8 Апреля 2016
Три богатыря - новая сказка.

Жибы-были на одной пятой части суши, три богатыря. Первого богатыря звали Илья Муромец, и отличался он кроме силы своей, стремлением к справедливости и патриотизмом. Второго звали Добрыня Никитич, ему вдобавок к силе дана была воля и умение ладить с людьми. И был третий богатырь, Алеша Попович, что получил в добавок к силе смекалку и расчетливость. И были они все одного роду племени называемого русский мир. Много сотен лет жили они вместе, врагов били, страну строили, и все сильнее и сильнее становились. Но как у любого человека у богатырей были и свои недостатки. У Илюши это была лень, У Добрыни воля иногда переходила в упрямство, а Алеша, был очень непостоянен, и легко менял свое мнение. Но вместе они дополняли друг друга, и не было в мире страны сильнее чем у них. Конечно каждому была ближе своя часть, Илюше - Российские просторы, Добрыни - Белорусские поля и леса, а Алеше - Украинские степи и реки. Но все вместе это был их край, общий. И не делили они это на твое и мое, а жили вместе, как братья. Менялись цари, страна росла, росла и сила трех богатырей. И земли уже были общие, и делились они ими не задумываясь, где Российские а Где Украинские земли. Ведь все вместе, все братья. Так и жили они Илья - дух России, Добрыня - дух Белоруссии, и Алеша - дух Украины, но все вместе - один славянский дух. Время шло, и шло зло из земель чужих, заокеанских. Зародилось там несколько сотен лет назад государство новое, на крови построенное. Но обо всем по порядку...

Далеко от Русского мира и богатырей, лежала страна заморская. Населял ее народ краснокожий. гордый и смелый. И стали люди бежать с разных земель в ту страну богатую, кто от гнета царей, кто от гнева правосудия. Огромными потоками потек род людской, так, что жизни не стало народу краснокожему. И сила была пришельцев великая, и сломлен был народ живший там. Стали пришлые свою страну создавать, а с ней и дух страны стал образовываться. Но, что за дух могут создать те, кто либо бросили свои земли из-за малодушия и убежали, либо преступный люд, что от правосудия ушел. Вот и создали они страну на крови народа местного, и преступлений бесчисленных. Грабили и убивали, и так к власти шли. И богатырь - дух, создан был , им под стать. И имя ему было жадность, подлость и коварство. Все захватчики в новых землях к рукам прибрали, а жадность покою не дает. И обратили они взор свой за море, на страну трех богатырей. И очень захотелось им завладеть землей с богатствами несметными, да боялись. Слава о богатырях и силе их несокрушимой по всему миру шла. Но не зря коварство было чертой нового духа, созрел у него хитрый план. Рассорить богатырей захотел иноземец. Нашел он в землях богатырей людей поподлее и пожаднее, что близки к власти были, да и нашептал им в уши слова крамольные. Дескать зачем вам друг дружку слушать, да помогать, вы ж сами все ого - го какие. Ты Алеша и без Илюши проживешь, что он все своей справедливостью тычет, сам правь. А ты Илюша силен, умен, зачем тебе эти двое. Ну и ты Добрыня глянь какая земля у тебя, родит все что садишь, зачем тебе кормить еще двоих. И растащили правители страну на части, разорвали, поддавшись словам хитрым. А от этого ослабли, да сами не заметили как заискивать стали пред заморским духом. Радуется дух иноземный, да мало ему, боится. А вдруг помирятся? Стал иноземец думать а как же ему так сделать, чтоб никогда богатыри не помирились, чтоб лютой ненавистью возненавидели братья друг друга. и на то ему коварство и дано, что новый план созрел, и стал осуществляться. А начать решили с брата Алеши, зная, что недостаток его непостоянство и легкая смена мнения. Решили они героев истинных на ложных заменить, чтоб черное за белое приняли и наооборот. Они сильно в этом поднаторели, ведь смогли - же рассорить богатырей с друзьями их, соседями. А друзей было много, многих богатыри от захватчиков спасали, многим странам суверенитет помогали восстановить. И Очень многих от зверя фашистского спасли. Но обманом и ложью одурманены были соседи, даже те, что одной страной, вместе жили. И предали они богатырей, поддавшись искусителю заморскому. И брата Алешу одурманили, нашли в его прошлом самых подлых и грязных преступников, да и возвели в кумиры. Знали они слабость Алеши - непостоянство. И возненавидел Алеша брата старшого, и всех кто не перестал его любить, и войной на народ свой пошел. Забыл кто земли ему эти дал и чей дух там силен. И вылезли со всех щелей гады коричневые, пошли уничтожать все, что памятью их дружбы богато было, от памятников до названий. Радуется зверь заморский, руки потирает, а сам дальше смотрит, как ему Добрыню волевого да ладящего с людьми с Илюшей врагами сделать. Уж очень он упрям, просто как Алеша на уловку не попадется. Но зреет план коварный, понимает ворог, что раз санкциями упрямство не переупрямить, надо лесть попробовать, да хитрость. Ой Добрыня держись, не купись на лесть и коварство зверя заморского, много у него в арсенале подлостей. Это другие страны иноземец силой берет, а на страну богатырей у него другой подход...

Ну, что други, как думаете успокоится ворог коварный? Нет, он по истории Илюши бьет, чтобы Илья сам своих предков предал, и всех хулой покрыл. Зачем, а затем, что тогда и ему, зверю заморскому проще будет гадости на Илюшу говорить. Много его засланцев в стан Илюши проникло, трудно разобрать кто они. Но надо, ой надо, а не то конец придет стране богатырей, ведь сила их в единстве. А где теперь единство, Алеша и от веры и от крови своей отказался, Добрыня пока держится, хоть шатает и мотает его во все стороны. А Илюшу истории лишают и тоже подменить ценности стараются, а что из этого выходит? Ответ рядом, на Алешу посмотрите. Неужто нет никого кто богатырям глаза откроет, чистой водой протрет, чтоб ворога увидели , делишки его подлые заметили, и так всем засланцам под зад дали, чтоб они через океан без остановки летели. Нужно внимательно богатырям в странах своих посмотреть, кто народ бездной нищеты и богатства разделил, кто смуты хочет, кто страну на мелкие княжества разбить желает? И туда же пинком под зад. Только так выстоит народ братский, мир славянский, земля богатырей. А жадность, жажда царствовать, и народ свой в худом теле держать погубят страну, дух и мир богатырей, что много веков вместе жили...
✅ Ну, погоди! 15 Декабря 2016
Вот жила себе Царевна-лягушка, не тужила... Так нет, явился Иван-царевич, и началось - пироги пеки, ковры тки, перед гостями пляши... да еще и утешай его! Называется, В СКАЗКУ ПОПАЛА!
Танечка 3 Января 2017

Сказка про Мужичка, Бабу Ягу и Злую Жену

Возле леса, на опушке,
На краю села, в избушке
Жили-были муж с женой.
Настоящей сатаной
Уродилась эта баба —
Даже мёртвого могла бы Из могилы враз достать,
Чтоб потом туда загнать!
Козни строила соседям —
Генератор местных сплетен
И разборок на селе…
Даром что на помеле
Не летала ведьма эта…
А уж мужа — так со свету,
Прав он был, или не прав
(Вот такой вот сучий нрав)
Сжить всегда была готова…
Он боялся даже слово
Вставить поперёк жены,
Только избежать войны
Никогда не удавалось!
Вечно за любую малость
Доставалось кренделей…
Не было той бабы злей!
Мужичок молчал — зараза
Здоровей его в два раза
И настырнее была,
Да на руку тяжела…
Без причины то и дело
Закрывала доступ к телу,
Часто с ночи до утра
Исчезала со двора…
Говорят, была уж очень
До адюльтеров охоча…
Только редко молодца
Находила — ни лица
Не имела, ни фигуры,
И умом-то дура дурой!
Но кадрила всех подряд!
(Были жертвы, говорят…)
***
Как-то вечером морозным,
Несмотря на то, что поздно,
Свой имея интерес,
Шлёт мегера мужа в лес:
«Хватит дрыхнуть тут без толку,
Принеси-ка лучше ёлку!
Как-никак ведь Новый Год…»
Мужичок, кряхтя, встаёт,
Одевается болезный
(Спорить с дурой бесполезно),
И, под мышку взяв топор,
Молча покидает двор.
Долго ль, коротко он ходит,
Нужной ёлки не находит,
Только ведь немудрено —
Ночь глубокая, темно…
Так бродил он до рассвета,
Весь замёрз (ведь, чай, не лето),
Одежонка-то стара,
Шуба — на дыре дыра!
Да и валенки в заплатах…
Гардеробчик небогатый,
Только был неприхотлив
Мужичонка, и, взвалив
На себя когда-то ношу,
За двоих пахал, как лошадь
От зари и до темна…
А бездельница-жена
Вся с иголочки ходила,
Правда, эту крокодилу
Хоть в брильянты, хоть в шелка —
Шли ей чёртовы рога…
… По лесу мужик плутает —
Зуб на зуб не попадает,
Невесёлые дела…
«Видно, смерть моя пришла…» —
Лишь успел он так подумать,
Как среди лесного шума,
Под метельный посвист, вдруг
Топора услышал стук!
Огляделся — что за звуки…
«О-хо-хо… Наверно, глюки
Посетили… И конец
Приближается… Звездец…»
Будто жизнь промчалась мимо…
Сладковатый запах дыма —
Обоняния обман…
«Что стоишь, как истукан?» -
Голос… Показалось это…
Никого тут вроде нету…
«Коль пришёл — так заходи…»
Глядь — избушка на пути,
И мала и неказиста…
Мдааа… в сознании нечисто…
Тут хоть стой, а хоть беги —
Две куриные ноги
Подпирают ту избуху,
И какая-то старуха,
И горбата и крива,
Колет во дворе дрова…
«Ты не нашенский, я вижу…»
Мужичок подходит ближе
На негнущихся ногах.
Всё равно уже — и страх
Не берёт его, на сердце
Лишь одна мысля — согреться:
Молча, закусив губу,
Чешет прямиком в избу!
А за ним — старуха следом,
Говорит: «Тебя обедом
Накормила б я, дружок,
Если б печку ты разжёг…
Я с утра как ни пыталась,
Ничего не получалось
Почему-то у меня…
Дым-то есть, но нет огня…
Не горит никак, собака…»
Крякнул мужичок: «Однако,
У тебя дрова сыры,
Без берёзовой коры
Печь твоя не разгорится»…
«Ох, и правда, мастерицей
Я на енти вот дела
Сроду, милай, не была,
Хоть живу одна средь лесу —
Есть другие антиресы…
Да ишшо болит нога…»
«Как зовут тебя?» — «Яга…»
Улыбнулся мужичишка:
«Разожжём твои дровишки,
Загорятся будь здоров!»
Подошёл, без лишних слов
Снял тулупчик свой устало,
Кочергой из поддувала
Выгреб старую золу,
Смёл весь мусор на полу,
(Нету тяги — вот причина…)
Настрогал себе лучины,
Чтоб скорей дрова разжечь,
Да сложил всё это в печь.
Нащипал коры с берёзы —
И туда же… Бабка носом
Крутит — ай да мужичок…
Чиркнул спичкой — огонёк
Побежал промеж поленьев,
Вот что значится — уменье!
Затрещала береста,
Загорелась — красота!
Поползло тепло по хате,
«Ох, и ловок ты, приятель! -
Говорит ему Яга —
Заслужил ты пирога,
Щей горяченьких, и кашки…
И наливочки рюмашку
Я б налить тебе могла…
Только, вишь, каки дела…
Хоть и нужный ты мушшына,
Не положено по чину
Делать добрых мне делов…
Ты — не гость мой… а — улов.
Может, я и виновата…
Но придётся на лопату
Посадить тебя — и в печь.
Вряд ли мы себя развлечь
Чем-нибудь другим смогли бы…
За труды тебе — спасибо!
Может, и всплакну когда…
Вот такая я … звезда!
Ну, давай, садиться нужно!»
Мужичонка к ней послушно
(Знать, судьба ему!) идёт —
Дома тоже, чай, не мёд,
Возвращаться смысла нету,
Там жена его со свету
Всё равно сживёт потом,
Не подавится при том…
«Ну, давай свою лопату…
До чего ж она горбата
У тебя, да и стара —
Новую давно пора
Смастерить… Она ж — не гожа…»
«Что ты, милай… Кто ж поможет…
Тута я живу одна,
Тольки Леший с бодуна
Может в гости завалиться —
Дай ему опохмелиться!
Бьёт себя копытом в грудь:
„Отбатрачу как-нибудь…“
Опрокинет три стакана,
И мороз по барабану…
Маханёть тарелку щей,
И — под лавку… Ну, Кащей
Иногда заедет, только
От него и вовсе толку
Сроду не было и нет,
Ну, скелет — и есть скелет…
Королевичи, бывало,
Заезжали, да немало
Добрых молодцев сюды
Заносило — ни воды
Наносить, ни печку сладить,
Ну какой тут пользы ради
Их у гости зазывать…
Ни попеть, ни поплясать…
Сразу жарить — антиресу
Никакого… Да, и, честно,
Все они, как от огня
Убегали от меня…»
Мужичок вздохнул: «Понятно!
Хочешь, я тебе лопату
Напоследок смастерю?
Я серьёзно говорю —
Даже стыдно мне садиться…
Да и после пригодится —
Не последний век живёшь!»
«Ладно, делай, если хошь…»
Взялся мужичок за дело —
Смастерил Яге умело
Он лопату, заодно
Вставил стёкла ей в окно.
Говорит ему Ягуся:
«Вот спасибочки! Боюся,
Что останусь не права,
Коль не накормлю сперва…
Ты за стол садись скорее,
В печку завсегда успею
Засадить тебя, милок…»
Сел с размаху мужичок —
Табуретка-то хромая…
«Осторожнее, сама я Падала с неё не раз…»
«Дык починим сей же час,
Да и стол, смотрю, без ножки…»
Засмущалась Бабка Ёжка,
Да побольше мужичку
Подливает кисельку…
Говорит мужик старухе:
«Рази ж в ентой развалюхе
Ты меня зажаришь? Нет…
Печке той сто лет в обед…
Дымоход, поди, нечищен,
Как затопишь — так вонища,
Не пора ль её, Яга,
перекладывать?» — «Ага…»
День проходит… Два… Недели…
Печка сложена… побелен
Потолок, покрашен пол,
Табурет починен, стол…
Даже крыша перекрыта…
А в избушке всё помыто,
Всё начищено, блестит,
Самовар с утра кипит…
И Яга теперь без дела
Не сидит, помолодела
Словно девица с лица!
Мужичонку без конца
Вкусно кормит, поит чаем,
Да, как может, привечает,
А зажарить — речи нет!
Будто ровно двести лет
Сразу скинула бабёнка,
Голосок не грубый. звонкий,
Вдруг исчезла хромота —
Молодуха ещё та!
И мужик преобразился —
Весь как будто засветился,
Даже шире стал в плечах,
Как нашёл тут свой очаг…
Целый день с Ягой хлопочут
По хозяйству… А уж ночью
Всё скрывается во тьму,
Нет свидетелей тому,
Что меж ними происходит,
Только по утрам выходят
Всё счастливей из избы…
Вот он — поворот судьбы…
***
А меж тем, прошли все сроки —
Мужичка в селе далёком
Ждёт законная жена.
Год прошёл уж, как она
Ночью в лес послала мужа…
Да не так он ей и нужен
Был, по правде говоря,
Но, кормильца потеряв,
Зажила она неважно
С той поры, но вот однажды
Ночью к ней раздался стук…
«Кто ещё там…» — «Я твой друг…»
Открывает тётка двери,
И глазам своим не верит…
С виду — вроде бы мужик…
Молодой, или старик —
Совершенно непонятно,
Весь обросший, неопрятный,
Глаз косит, крива рука,
В бородавках вся щека…
Вся в лохмотьях одежонка,
Негустая бородёнка
На лице, как у козла…
«Сроду твоего мурла
Я в округе не встечала…
Дуй отседова…» — «Сначала
Ты послушай, что скажу…
Цельный год уже хожу,
Как дурак, один по чаще…
Без неё — совсем пропащий…
Бросила меня Яга —
Смотрит, будто на врага…
Не пускает больше в хату,
Только я не виноватый…
Ну, быть может, иногда
Матерился… Так вреда
От меня большого нету…
Ну, по пьянке, может, Светой
Называл, или козой…
Ну, бывал слегка борзой…
Мог, конечно, побуянить,
Так ведь не со зла — по пьяни…
А теперь один козёл
Мне дорогу перешёл!
Некому меня утешить…»
«Да скажи мне, кто ты…» — «Леший…»
«А чего припёрси вдруг?»
«Дык ведь енто… Твой супруг
Все мои расстроил планы,
Недомерок окаянный…
Подкатил, как „золотой“,
Типа весь такой крутой,
Починил и пол и крышу…
Обо мне она и слышать
Не желает… А сама
Сходит по нему с ума,
Всё встречает на крылечке…
Варит щи на новой печке,
Поит чаем при свечах…
Чем они там по ночам
Развлекаются — то можно
Догадаться… Вся надёжа
На тебя… Пойдём со мной —
Заберёшь его домой…»
Дура-баба обалдела…
«Ну хорошенькое дело…
Я одна тут целый год,
И не знаю, что живёт
Мой с любовницей развратник…
Я себе несчастный ватник
Тут позволить не могу —
Он какую-то Ягу
Там нашёл себе, негодный!
С прошлой ночи новогодней
Женихается, козёл…
Погодите же… пришёл
Наконец-то час расплаты…
К ним веди меня, патлатый…»
И попёрлась с Лешим в лес,
С кочергой наперевес…
***
Баба злая по дороге
Так ругалась, что в берлоге
Разбудила медведЯ…
И, к избушке подходя,
Растянулась — от крылечка
Обалденный запах… В печке
В это время у Яги
Подходили пироги…
Распахнула дверь ногою:
«Что, не ждали? Кочергою
Накормлю тебя, злодей…
Это ж надо, от людей
Узнаю, что ты зазнобу
Отхватил себе, да чтобы
Этим самым пирогом
Подавился ты! Бегом
Собирайся — и до хаты…
Мало я тебе когда-то
Волосёнки-то рвала…
Да я чуть не померла
Без тебя там с голодухи,
За год даже оплеухи
Было некому мне дать…
Совесть потерял, видать…
Я уж думала, что помер,
Заблудившись… А он номер
Отколол, паршивый гад…
Собирайся, говорят!
Ну, а ты-то, чмо лесное,
Что стоишь ко мне спиною…
Что же енто за козу
Мой козёл нашёл в лесу…
Покажися, красотуля…» —
Обернулась Ёжка: «Дулю,
А попросишь — кулака
Ты получишь… Мужика
Не отдам, и не надейси…
Хоть башкой об стенку бейси…
Померла — так померла…
Я его сто лет ждала!»
Онемела злая тётка… -
Не старуха, а молодка
Перед нею… Вот те на…
Не худа, и не грязна…
Не крива. и не горбата…
Огляделась — да и хата
Чисто прибрана… И муж
Весь ухожен… Больно уж Улыбается, подлюка…
Разревелась тут змеюка,
Говорит: «Пойдём домой,
Больно плохо мне самой,
Мало воздуху и свету,
Без тебя и жизни нету,
Вся душа, как решето…»
Он в ответ ей: «НИ-ЗА-ЧТО!!!»
***
Так, несолоно хлебавши,
Кочергу свою обнявши,
Баба вредная назад
И попёрлась… Говорят,
Леший к ней теперь заходит,
Иногда с ночёвкой, вроде…
Да кому ещё нужна
Эта фурия… Она,
Чтобы не было промашки
С Лешим, научилась бражку
Ставить — как пчела на мёд,
Знамо дело, приползёт…
Хлещут горькую на пару,
Он романсы под гитару
Ей поёт… а с похмела,
Чтобы сильно не была
На мужчин и деньги падкой,
Может врезать для порядку…
Ну, погладит иногда…
В общем, пара — хоть куда!
***
А мужик с Ягой, на диво,
И уютно, и счастливо
До сих пор в лесу живёт…
Свой разбили огород,
Завели свинью, корову,
Мужичонка летом новый
Обещал поставить дом…
И всегда они вдвоём —
Замечательная пара!
Пьют чаёк из самовара,
Да мечтают при луне…
Ведь при ласковой жене
Даже самый захудалый
Мужичок — себя амбалом
Будет чувствовать всегда…
Ну, а в случае, когда
Ей, за ласку ту в награду,
У него откуда надо
Руки крепкие растут,
Всё в порядке — там, и тут…
И большое сердце бьётся,
К ней всегда в окошко солнце
Будет лить своё тепло
И светить — всему назло!
Глядь — душа помолодела,
Ну, а вместе с ней и тело,
Как у нашей у Яги,
Ведь из истинной Карги
Превратилась в молодицу!
От любви-то что творится —
Даже выросла коса!
Вот такие чудеса —
Белолица, да румяна,
И теперь зовётся — Яна…
Варит кашу да кисель,
Стелет муженьку постель,
По ночам целует жарко,
Он за это ей подарки
Мастерит… За ним она
Ходит всюду (влюблена!)
Словно нитка за иголкой…
Но особенно — за ёлкой
Не пускает одного
В праздник…
МАЛО ЛИ ЧЕГО…
Дарья Хилько 21 Января 2017

Спящая красавица

Я сплю в гробу хрустальном... Ё-моё!
Уже бока, признаться, отлежала.
А Он всё не приходит, обормот,
Знать, рыцарей осталось очень мало...

Мне снится: Он подарит поцелуй,
А после(в сказке нет ведь жёстких рамок!),
Обнимет так, что мама-не горюй,
И увезёт с собой в прекрасный замок.

Как, замка нет? Ну, ладно... просто дом:
Пятнадцать комнат, зал большой с камином,
А я, вооружившись утюгом,
Начну доспехи гладить "половине",

Стирать, готовить- я же для него
На всё согласна! Счастье преумножив,
Детишки будут- как же без того:
Как минимум... да пусть пятнадцать тоже!

...От тишины в ушах давно звенит,
Хрусталь холодный, так лежать опасно.
Давай, приди скорее, паразит!
Ведь я уже на хижину согласна!!!
Автор неизвестен
Волк и лиса

Украла рыжая плутовка
У мужика корзину ловко,
Что рыбкою была полна.
Уж собралась всё съесть одна,
Аж слюнкой истеклась она,
Как вдруг предстал пред нею волк,
(Кой знал не малый в рыбке толк).
На предложенье «поделиться»,
Всю хитрость собрала лисица:

«Я поделюсь с тобой, но кстати,
Знай – каждому на зуб не хватит!
Оставим эту ерунду.
Пойди и налови в пруду!»

«А, как и чем ты наловила?»
«Лишь хвост свой в прорубь опустила,
Уж полная была корзина!»

«Вот это да, – подумал волк,
Едва совет лисы умолк –
Ей своего хвоста не жалко!!!»

Так, правды, серый, не узнав,
Хвост у плутовки оторвав,
К пруду помчался… на рыбалку…

Кабы плутовка поделилась,
Глядишь, хвоста бы не лишилась!
Ёж и лиса
(По Плутарху*)

Поспорила лиса с ежом.
Пожалуй, спором не назвать
То хвастовство, что лишь с ужом
Сравнить уловки ей под стать!

И, как прилежный ученик,
Раскинув ушки, слушал ёж.
Завидуя, головкой сник:
«Эх, мне бы тоже так!» И что ж?

Хоть удалось лисе суметь
Уловкой миновать капкан,
Охотник, шедший по пятам,
Накинул на плутовку сеть.

Лишь носик углядев зверька,
Предвидя новый свой улов —
«А ну-ка — в сеть!.. А кто таков —
Уж, разберусь наверняка!»

Свернулся в страхе ёж в клубок,
Что не подвёл «ученика».
Охотник ухватить не смог
И… проклял кактуса-зверька.

Какой морали быть — не знаю…
Одна уловка, но — какая!

………
* Плута;рх из Хероне (ок. 45 — ок. 127) - древнегреческий философ, биограф, моралист.
..... 13 Февраля 2017

Чёрт и мужик Сказка в стихах

Зимний лес спокойно спит,
Тишина в лесу стоит,
По тропе мужик идёт,
Песню тихую поёт.
Вдруг ему навстречу чёрт,
Мужика он взглядом тёр:
- Хорошо, мужик, поёшь,
И куда ж ты, друг, идёшь?!
Мужичок пред ним не стыл,
Мыслей чёрных не таил:
- У меня в деревне, бес,
Есть особый интерес;
Занемог мой брат на днях,
Тает, знаешь, на глазах.
Бес за ухом почесал,
Говорил, не горевал:
- Поддержать тебя я рад,
Дам большой мешок деньжат!
Брата вылечишь, как пить,
Брат твой дальше будет жить,
Но сначала, не серчай,
На вопрос ответ мне дай.
Сколько стукнуло мне лет,
Я, как видишь, и не сед?!
Коль ответ неверный дашь,
Ты меня трудом уважь!
Мужичок улыбку скрыл,
Слов напрасных он не лил:
- Я протопал много вёрст
И скажу тебе, промёрз,
И хотел бы, не стоять,
На печи, как кот лежать!
В полдень встретимся мы здесь,
Я словам хозяин, бес.
Ты получишь свой ответ,
Для меня секретов нет!
Чёрт ухмылку придержал,
Он глазёнками сверкал:
- Что ж, ступай до брата, друг,
Вишь, мороз не греет рук!
Слово дал, давай держи,
Честь свою ты не круши!
Закрутился бес юлой,
Вмиг исчез с тропинки той.
Мужичок в кусты свернул,
В них устроил караул.
Появился в полдень чёрт,
Взгляд бросает на простор.
Вдруг кукушку слышит он,
Чёрт был очень удивлён:
- Справил я уже сто лет,
Петь зимой кукушке - бред!
Вот кукует, не унять,
Как такое мне понять?!
Мужичок пред ним возник,
Прячет он улыбки блик:
- Вижу, ты к тропе прирос,
Есть ответ на твой вопрос!
Чёрт в момент заегозил,
Свой вопрос опять явил:
- Так и сколько ж мне годков,
Отвечай без дураков,
Иль тебя работа ждёт,
Дел, мужик, невпроворот?!
Суеты мужик не знал,
Чёрту бодро он сказал:
- Ты живёшь уже сто лет,
Вот, бесёнок, мой ответ!
Поражён ответом чёрт,
В мужика он взгляд упёр:
- Ну, и фрукт ты, мужичок,
Тех деньжат срубил мешок,
И срубил за просто так,
Кто ж, выходит, здесь дурак?!
Тотчас чёрт взмахнул хвостом,
Дивный свет пошёл кругом,
На тропе мешок возник,
Чёрт пред ним главой поник.
Он мешок глазами ел,
Словом он едва владел:
- Забирай мешок скорей,
В деле ног ты не жалей,
А не то, мужик, беда,
Не отдам их никогда,
Что мне ваша эта честь,
За столом её не есть!
Взял мужик мешок на горб,
По тропинке с ним попёр;
Груз ему не тянет плеч,
Их не хочет он беречь.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
Художник: Мирослава Костина
..... 14 Января 2017

Птичка и слон Сказка в стихах

В пальме кроны вековой,
Свила птичка домик свой,
Скоро вывела птенцов,
Стал уютным милый кров.
Вдруг явился утром слон,
Был какой-то странный он;
Хмурый был и горделив,
Взгляд его был суетлив.
Слон на пальму ту взглянул,
Громко в радости вздохнул,
Стал чесаться слон о ствол,
Он в блаженстве томно цвёл.
Птичка вьётся пред слоном:
- Домик мой, слон, ходуном!
Пальму больше не тряси,
И изволь скорей уйти,
А иначе удружу,
Я тебя, слон, накажу!
Слон на птичку посмотрел,
Усмехнуться он посмел:
- Ты, певунья, с ноготок,
А грозишь, как носорог.
Дело делать не мешай,
Вон, у кустиков, летай!
Да покоя в птичке нет,
Ей в семье не нужно бед:
- Ты детишек сна лишил,
Домик наш чуть не сгубил!
Я добром прошу уйти,
Пальму больше не трясти!
Слон ничуть не горевал,
Птичке он в ответ сказал:
- Завтра я приду опять,
Соизволь меня ты ждать!
Слон на тропочку шагнул,
Скоро в чаще он уснул.
Слон явился утром вновь,
Стал гонять у пальмы кровь.
Он чесался и трубил,
Боком пальму слон скоблил.
Птичка носится пред ним:
- Ты не внял словам моим!
Ты птенцов довёл до слёз,
Учиню тебе я спрос!
Полетела птичка в лес,
Слон не лил пустых словес:
- Мне тебя страшиться грех,
Нет преград мне и помех!
Я любого сам побью,
На земле столбом стою!
Пред слоном вдруг стая птиц,
Стае той не знать границ.
Слон в испуге поднял взгляд,
Сам себе он стал не рад,
Птицы все пред ним горой,
Вмиг рванули птицы в бой,
Стали вдруг слона клевать,
Слон стал дико верещать,
На весь лес он затрубил,
В беге слон рекорд побил.
Прибежал на речку слон,
Рассуждать стал здраво он:
- Вот тебе и мелюзга,
Расклевала мне бока,
Больше к пальме ни на шаг,
Попадёшь опять впросак!
Птичка стала жить-живать,
Горя-горюшка не знать,
Встали дети на крыло,
На душе её светло.
Слон за ними наблюдал,
Долго он ни ел, ни спал;
Осуждал поступок свой,
Был он явно не герой.

Конец

Автор: Виктор Шамонин-Версенев
..... 14 Декабря 2016

В светло-жёлтых берёзках...

В светло-жёлтых берёзках
Схоронился закат,
На полянках неброских,
Ночь из лунных заплат,
Вдоль дорог буераки,
Трав пожухлых луга,
Ветерки-забияки,
Треплют в скуке стога.
Бледно-серая тень -
Деревенский мосток,
Все дома набекрень,
Сир погост и широк,
И летят журавли,
Через чёрную гать,
Прячут слёзы свои,
В поднебесную гладь.
..... 14 Декабря 2016

Шабарша Сказка в стихах

Сказкой вас я позабавлю,
От любой хандры избавлю.
В ней чудес не так уж много
И судить за то, не строго!
Бродит в сказке жуткий плут,
Шабаршой его зовут,
Если взял он в руки гуж,
Не кричит, что уж не дюж;
Дело делает без слов,
Нет уму плута оков!
Шёл однажды Шабарша
По дороге, не спеша;
В старых дедовских лаптях,
Рубашонке и штанах,
На челе шапчонка - смех,
Вся в заплатах старых тех,
Из-под шапки - завиток,
На плече - пустой мешок.
Он работе был бы рад,
Да на руки нынче спад;
Лето было без дождей,
Урожай, хоть слёзы лей,
Людям в тягость лишний рот,
Дашь любому отворот!
Но грустить он не привык,
В дружбе с ним всегда язык:
- Голова и руки есть,
Не потеряна и честь!
Подаяние - позор,
Лучше шею под топор!
Он резину не тянул,
На плотину путь загнул,
Бодрость духа не терял,
Мыслью душу согревал:
"Рыбки скоро наловлю,
За неё деньжат срублю.
Хватит их мне на квасок,
И покушать, на разок"!
Пруд открылся перед ним,
Не назвать тот пруд большим,
Нет вот лески, не беда
Это, право, ерунда!
Тут же он нашёл пеньку,
Стал усердно вить уду
И, лишь с метр лески свил,
Поражён виденьем был;
На пруду вдруг шум возник,
Мальчик-чёрт на берег, прыг!
Перед ним столбом предстал,
Красотой он весь сиял;
Куртка чёрная на нём,
Брошь горит на ней огнём,
Кант по вороту златой,
Цвет рубашки - голубой,
А штанишки-шаровары,
Отливают шёлком алым,
На головушке - колпак,
Цвета радуги, в зигзаг,
На ногах штиблетов нет;
На земле копытцев след.
Глянул чёрт на Шабаршу:
- Ты наглец, я погляжу!
Знать ты должен, человек,
Мы живём в пруду уж век!
Все вещички собери,
Подобру отсель свали!
Дед мой дюже как свиреп,
Будет твой конец нелеп
И кончай шуршать пенькой,
Нарушаешь наш покой!
Шабарша даёт отпор:
- Не мели, бесёнок, вздор!
Мне себя не уважать,
Пред тобой ответ держать!
Потерял ты, видно, страх,
Все слова несёшь в размах!
Пред тобою не малец,
Заостри свой взор, глупец,
И познай мой интерес,
Леску эту видишь, бес?
Я сейчас её довью,
Завяжу на ней петлю
И тогда вам всем хана,
Тут же в ход пойдёт она!
Изловить вас ей - пустяк,
Так ловил я, чёрт, собак,
Их пускал потом под меч,
Не хотел тех сил беречь!
Ну, а в пруд войдёт карась,
Стану кушать рыбку всласть.
Я на то и Шабарша,
Сам любому дам леща!
Чёртик как-то сразу сник,
Потерял бесовский лик:
- Это очи мои зрят,
Что в тебе сидит снаряд!
Так ты это, погоди,
дел своих не вороти!
Я лишь деду доложусь,
Про тебя он знает пусть,
Может, в откуп мы пойдём
И ещё здесь поживём!
Тотчас чёртик в пруд нырнул,
Шабарша в момент смекнул:
- Видно, мой приходит срок,
Тем чертям задать урок,
Отдадут они мне злато,
Заживу тогда богато!
Стал он ямочку копать,
Песню тихо напевать.
Вот уж ямочка готова,
Шабарша в работе снова;
С головы он шапку снял,
Дырку в ней проковырял
И на ямку ту поставил,
Ей крепёж надёжный справил.
Мальчик-чёрт явился вновь,
В нём кипит младая кровь:
- Ты, я слышал, речь творил,
Страхом весь простор залил,
А слабо, без всяких ссор,
Заключить нам договор,
В состязаниях решить,
Кто ж тут будет дальше жить?!
Проиграешь, пруд забудь
И к нему знакомый путь,
Проиграем мы - уйдём,
Слёз о доме не прольём,
Так кажи в делах окрас,
Коль язык твой так увяз!
Шабарша насупил вид,
В речи он не тормозит:
- Ты, чертёнок, обнаглел,
Состязаться захотел?!
Что ж, тебя я ублажу
И послушай, что скажу!
Коль победа та за мной,
Шапка, бес, перед тобой,
Полнишь златом шапку так,
Чтоб не жил я, как босяк;
Надоело жить в нужде,
Кушать кашку на воде.
Я тогда забуду пруд,
Где-нибудь найду приют!
Чёрт задумался хитро,
Рот его смешком свело:
- Злата просишь и всего-то,
Что за мелкая забота?!
Ну, да ладно, по рукам,
Не проблема это нам!
Шабарша пошёл в отход,
Руку чёрта не берёт;
Ручкануться с бесом грех,
Кучу бед познаешь тех!
Чёртик глазками сверкну,
В пруд обратно сиганул,
Возвратился быстро он,
Слов устроил перезвон:
- Дед мне дал приказ такой,
Чтоб боролся я с тобой,
Так давай же поспешим,
Дедов тот приказ свершим!
Шабарша подумал чуть
И задумку двинул в путь:
- Слушай, чёрт-молокосос,
Это ты сказал всерьёз?!
Силу хошь мою познать
И калекой тут же стать?
Я прошу, не кипятись,
Лучше с братом поборись.
Он знаком тебе давно,
Звать Мишуткою его.
Правда, спит сейчас мой брат,
Пятый день в бору подряд.
Поспешай же, друже, в бор,
Там кажи ему задор;
Дрыном брата разбуди,
С ходу с ним борьбу веди!
Усмехнулся чёртик тут;
Мол, делов, на пять минут!
Страха он не ведал зря,
Был умишком, что дитя;
С дрыном в бор бегом рванул,
Мишку там, в бору толкнул,
Хвать его тем дрыном в бок,
Мишка с чёртом был жесток!
Драчуна он долго мял,
Гнев на милость не менял.
К деду внук летел стрелой,
Исходил до дна слезой,
Ведал горький сказ ему,
Дед задачку дал уму.
Поразмыслил он чуток,
Вновь идею двинуть смог:
- К Шабарше ступай скорей,
Вот задача, тяжелей!
В беге, внучек, ты силён,
Пусть побегает и он!
Ты его уж обгони,
Честь мою там не срами,
Иль пленит, сей отрок, всех,
Будет нам не до потех!
Да и злата очень жаль,
Съест меня тоска-печаль!
Медлить внучек не привык
И на берег с места, прыг!
Всё, что дедушка сказал,
Шабарше он передал.
Улыбнулся Шабарша:
- Что ж, задумка хороша!
Но хочу я, чёрт, сказать,
Слаб со мною ты бежать;
Доказала это жизнь,
Брата вспомни, не сердись,
Лучше друг мой пусть бежит,
На полянке он лежит,
Ждёт-пождёт тебя давно,
Кличут Зайчиком его.
Ты ступай сейчас к нему,
Честь бежать с тобой ему!
Так что шанс не упусти,
В споре счёт со мной сравни!
На полянку чёрт влетел,
С ходу Зайчика задел,
Заяц бросился бежать,
К лесу лапы направлять.
Чёрт рванул за ним вдогон,
Бег в слезах закончил он.
Где тот Заяц, разберись,
Хоть иди и удавись!
Поспешил чертёнок в пруд,
Прибыл к дедушке на суд,
Перед ним в колени пал,
Деду сказ на ус смотал.
Дед сорвался в ярый крик:
- Оторвать тебе язык!
Спор ещё не кончен мой,
Я придумал ход иной!
Вы попробуйте свистеть,
Тут не нужно сил иметь!
Кто кого пересвистит,
За себя сам свист решит!
Дед в раздумья поспешил,
Внук на берег путь свершил,
Беспокойство ощущал,
Шабарше про свист сказал.
Он бесёнку дал ответ:
- Хорощо замыслил дед!
Ты свистеть, видать, мастак,
В руки, чёрт, тебе и флаг;
Хошь победу огрести,
Первым, значит, и свисти!
Вмиг раздался жуткий свист,
Полетел с деревьев лист,
Чёрных туч пошёл навес,
Дождь обрушился с небес,
Волчий вой раздался вдруг,
Полнил ядом жизнь вокруг.
Шабарша упал за куст,
Не сомкнёт молчаньем уст;
Стал он каяться в грехах,
Той молитвой гонит страх.
Чрез минуту свист затих,
Комариный слышно писк.
Тишина пришла опять,
Просто Божья благодать!
Шабарша на ноги встал,
Слов на ветер не бросал.
Чёрту стал наказ творить
В уши страх ему цедить:
- Ты, бесёнок, берегись,
Наперёд в траву вались,
Ушки пальцами заткни,
Коль тебе нужны они
И глазёнки там прикрой,
Свист раздастся, неземной!
Многих он сводил с ума,
Так что думай, голова!
Шабаршу уже познал,
Бес на землю разом пал,
Глазки в ужасе закрыл,
Пятачок в нору вонзил,
Воздух в лёгкие втянул,
Пятачок в нору воткнул.
Шабарша в улыбке весь,
Отыскал он палку здесь,
Свист она вдруг издала,
Бесу в голову легла!
Испытал чертёнок шок,
Видеть небо в звёздах смог,
В шоке том он в пруд убыл,
Деду сказ про свист родил.
Дед мгновенно помрачнел,
Он внучка глазами ел:
- Вот дубинку, внук, возьми
И ложись-ка там костьми;
Из железа вся она,
Слаб пред нею Шабарша!
Кто её до туч швырнёт,
Тот победу обретёт!
Подхватил дубинку внук,
К Шабарше прибыл без рук,
Ни секунды не молчал,
Думку деда передал.
Шабарше не быть в слезах,
Огонёк в его глазах:
- Время нечего терять,
Поспеши-ка, чёрт, бросать!
Коль покажешь мощь свою,
Шанс получишь на ничью.
Ну, а коль упустишь шанс,
Кончен наш с тобой сеанс;
Открывайте закрома,
Шапка была, чтоб полна!
Приподнял дубинку чёрт,
Взглядом небушко подпёр,
С маху вверх её швырнул,
На противника взглянул;
Мол, попал ты, друг, впросак,
Никогда не кинешь так!
Ох, порадовался бес,
Долго шла она с небес,
Разносила дикий вой,
Дыма шлейф несла с собой,
Приземлилась, как дал Бог;
Рядом с чёртом, на шажок!
Телесами он затряс,
Взгляд его в дубинке вяз:
"Надо ж ей вот так упасть,
А могла б в меня попасть"!
Взял дубинку Шабарша:
"Не поднять-то, ни шиша!
Да задачка, не вопрос,
Чтобы мыслить на износ"!
Он дубинку положил,
Небо взглядом обложил.
Чёрт, не в силах больше ждать,
Поспешил язык размять:
- Что ты ждёшь, а, Шабарша,
Или нету куража?!
Шабарша ответ даёт:
- Тучку жду я, умный чёрт!
Тесть-кузнец на тучке той,
Кузню держит за собой,
А дубинка, коль учесть,
Из железа вся, как есть;
Посему, тут сложно дело,
Кинуть мне её умело!
Чёрт вконец оторопел,
Разом как-то пропотел:
- Нет, дубинку ты оставь,
Средь чертей меня не славь!
За неё я буду бит,
Тесть твой дальше пусть летит!
Шабарша не возразил
И в восторге он не был;
Лёг на травушку-траву,
Хорошо лежать ему!
Внук пред дедушкой предстал,
Деду сказом душу рвал
И закончил в страхе речь:
- Не заделать, дед, нам течь,
Нужно злато отдавать,
Шапку эту наполнять!
Шабарша, поверь, силён,
Бесов сын, наверно, он!
Исполняй, дед, договор,
Не вгоняй чертей в позор,
Или он свершит свой суд,
Вмиг карась заселит пруд
И давай, подсуетись,
С золотишком тем не жмись!
Дед готов подсуетиться:
- Хороша бы откупиться!
Ты беги шустрей, внучок,
Шапку полни златом впрок!
Золотишко есть у нас,
Не пошёл бы он в отказ?!
Тут негоже больше ныть,
Показал бесёнок прыть;
Злато целый день таскал,
Ночку тёмную не спал.
В шапке что-то небогато:
"И куда деётся злато?!
Ох, и шапочка, чудна,
А на вид мала она"!
Сделал деду внук доклад,
Дед и жизни стал не рад:
- Что за этака напасть,
Ненасытна шапка-пасть!
Злато всё почти что в ней,
Из-за немощи твоей!
Разорит он нас, как пить
И на что мы будем жить?!
Внук стал вновь его пугать,
Страхом воздух отравлять:
- Шабарша и леску свил,
Уж петлю на ней смудрил!
Шевели же, дед, мозгой,
В закромах своих порой!
И нашла на деда жуть,
Торопил слова он в путь:
- Под столом стоит сундук,
Не жалей ты, милый, рук!
Злата в нём скопил я в край,
Там, прошу, не оплашай!
Уж без всяких, внук, прорех,
Шапку всю засыпь, поверх!
Точно он тогда уйдёт,
Мимо нас беда пройдёт!
И внучок схватил сундук,
Был у шапки скоро внук,
Злато стал в неё ссыпать,
Словом злым её ругать,
Но заполнил, наконец,
Был доволен чёрт-юнец.
Улыбнулся Шабарша:
- Ах,шапчонка, хороша!
Вот монетку, чёрт, возьми,
С голодухи не помри,
А в подарок леску вам,
Вспоминайте, по ночам!
Больше злата у вас нет,
Так живите здесь сто лет
И за это время, друг,
Полни златом ты сундук.
Так и свидимся мы вновь,
Погоняем в споре кровь!
Чёрт стоял и не дышал,
Слёзно глазками моргал.
Шабарша зевнул разок,
Ссыпал денежки в мешок,
На плечо его взвалил,
В путь обратный покатил,
Как всегда, навеселе,
Шапка с дыркой на челе.
Чёрт смотрел ему во след,
Был обижен на весь свет,
И в груди тоской томим,
В чувствах стал неудержим;
Тут же леску пнул ногой,
Приподнял с земли златой,
С криком в пруд его швырнул
И в слезах за ним нырнул,
В спальню к дедушке влетел,
Он едва собой владел:
- Я расстроенный вконец,
Шабарша, дедуль, наглец!
Чрез каких-то сто годков,
Он явиться вновь готов!
Нужно сил нам не жалеть,
Злато в срок собрать успеть!
Улыбнулся старый чёрт,
Взгляд его теперь был твёрд:
- Ты сейчас, внучок, остынь,
Да умишком тем раскинь;
Арифметика проста,
Не дожить ему до ста,
Потому, любимый внук,
Нам не страшен тот паук!
А теперь пора в постель,
Ни к чему нам канитель.
Сон важнее всяких смут,
Даже сон, на пять минут!
Внук от счастья сам не свой,
Ощутил он вдруг покой
И, не в силах говорить,
Стал усердно слёзы лить.
Дед внучка к себе привлёк,
С ним в кровать тихонько лёг.
Тут и ночь явилась к ним,
Гладит их крылом своим,
Месяц вышел погулять,
Над прудом завис опять.
Долго он глядел с небес,
Улыбнулся и... исчез.
Шабарша теперь живёт,
Да богатством тем слывёт,
Угощает всех подряд,
Сим щедротам, каждый рад.
Был и я у Шабарши,
Угостился, от души!
Он меня поил пивком,
Не один разок, причём,
А потом был с мёдом чай,
Я приметил, невзначай;
Горек мёд и мутно пиво,
Это, право, было диво!
Почему? Не знаю я,
Что вы скажете, друзья?
Неслись из норки "охи-ахи".
В той норке мышь болела.
Её соседке черепахе
Всё это надоело.

«Чем я могу тебе помочь?» --
Спросила черепаха.
«В аптеку мне сходить невмочь!» --
Сказала мышь, заплакав.

«Такое не сочту за труд! –
Соседка молвит ей –
Тебе лекарство принесу,
Ты только не болей!»

Проходит час, за ним другой…
«Тебя, чтобы не ждать –
Был слышен голосок больной –
За смертью посылать!»

Издалека неслось в ответ –
«Так подожди немножко!
А, коль терпенья больше нет,
Зови сороконожку!»

Сороконожка тут как тут.
«Я принесу лекарство!
Мои все сорок ног пойдут
В аптеку не напрасно!»

И… сердобольной нет три дня…
Весь путь сороконогой
Проделан ею был зазря –
Больной – уж стать здоровой!

Но до аптеки вмиг дошла.
Ей нипочём дороги.
У входа надпись там была –
Чтоб вытирали ноги!
Жемчужина
(по Джебрану Халилю)


Спросила, как-то, под водой,
Свою подругу устрица:
«Что происходит вдруг с тобой,
Ты часто стала хмуриться?
Не скрыть страдания в глазах…
Нет-нет, да слышишь «Ох!» и «Ах!»

«Ох, худо мне, день ото дня!
Настрой мой никудышен!
Такая гложет боль меня! --
В ответ подруга слышит –

Согласна, что не всяк поймёт!..
Ещё терпеть -- смогу ли я?
Всё дело в том, во мне растёт
Тяжёлое… и круглое!»

«А мне вот, жаловаться грех!
Здоровьем, настроеньем,
Не раз я удивляю всех…
Дай Бог тебе терпенья!»

Ответил ей нежданно краб,
Подслушав разговор --
«Несёт Царицу до сих,
Покорно верный раб!

Каким страданием полна,
Понять не можешь ты…
Жемчужину родит она,
Редчайшей красоты!»
Полярная ночь

Чуть было ни с пелёнок,
Был любопытным очень,
Полярный медвежонок.

Одной полярной ночью,
Вдруг маму он спросил:
«Прости, что потревожил,
Что разбудил, прости!

Мне интересно, всё же,
Пожалуйста, ответь,
А папа мой, что, тоже --
Полярный был медведь?»

Погладив мишку лапой --
«Ну почему же был?
Не кто иной, как папа,
Еду с утра добыл!»

Хоть своего дождался,
Вопросы вновь прямы --
«А дед мой тоже звался
Полярным, как и мы?»

Звучал полярной ночью
От мамы вновь ответ --
«Тебя любил, сыночек,
И твой полярный дед!
Светила с неба и ему
Полярная звезда...»

«Так почему, я не пойму,
Мне холодно тогда?»
Ремешок и Попа

В широких огромных штанах,
В квартире большой-пребольшой,
В своих гардеробных мирах,
Жил-был-поживал Ремешок.
А в малых штанишках жила,
Что "Попой" была названа.

Узнал, невзначай, Ремешок,
Что бегает Попа на кухню,
Одна, как на сладкое мухи,
Без спроса берёт сахарок.

Пришел Ремешок к Попе в гости,
По-доброму, вовсе без злости…
Услышать её откровенье –
О сахаре без разрешенья!

Стучался-стуч ался в штанишки,
Но дверь не открыла хозяйка.
Знать, в малых штанишках он лишний.
Вернулся ни с чем… любознайка.

Однако, ведь, что интересно,
Наполнена сахаром банка,
С поры той, (какой – нам известно)
Не ходит на кухню без спроса,
Проказница и хулиганка.
Ёж и колобок

Что встретятся ёж с колобком,
И не было в их мыслях.
Никто не ведал о другом
В своей весёлой жизни.

Глазами встретились глаза,
(Читалось в них – «О, Боже!»)
Колючий вежливо сказал:
«Ну, здравствуй, лысый ёжик!»

И "лысый" вежливо в ответ
Приветствовал, как смог:
«Прими и от меня привет,
Небритый колобок!»

Любезно, вежливо вдвоём
Друг дружку обошли.
И думал каждый о своём,
Расстаться лишь смогли.

Кто как смог встречу сохранить,
Не ведомо, друг мой.
Одно лишь знаем, шли они
Довольными собой!
Лисёнок и сова

Цепляясь за репейник злостный,
Когда дорогой проходил,
Лисёнок злился, знать, непросто,
Коль лаял из последних сил.

Лесная птица у лисёнка
Спросила, нужен ли совет?
Лай не давал (а был он громкий)
Довольно часто, спать сове!

– Ну, если дать тебе не сложно
Совиный мудрый свой совет,
Глядишь, он избежать поможет
Колючих, каждодневных бед!

– Не сможешь ты, себе признайся,
Колючки эти победить,
Идя дорогой, постарайся,
Их стороною обойти!

Забудешь про колючи беды,
Коль обойдёшь их раз, другой…
Сам будешь раздавать советы,
Когда совет оценишь мой!

Права сова, в том убедился
Лисёнок, ведь совет помог…

Репейник злостный, как ни злился,
От злости и тоски… засох!
Отличник

После школы повстречались,
(Встречи были редкими.
Хоть и нечисть, всё ж не знались),
Хвастались оценками.

«Я четвёрку получила, –
Прозвучало звонко, –
Кабы дома доучила,
То была б пятёрка!»

Хвасталась так Баба-Ёжка,
Глядя на Кощея.
Потянув ответ немножко –
«Хвастать стыдно ею, –

Отвечает ей бессмертный, –
И меня тут не догнать,
Позавидуешь, наверно,
Получил сегодня – пять!»

Подошёл Горыныч грустный,
Лишь устало смог присесть.
«Хвастовство моё не густо,
Ведь моя оценка – шесть!»

Хвастуны переглянулись:
«Что за бред! А это – как?
Нас ты глупостями грузишь,
Ну, Горыныч, ты – чудак!»

Змея пожалеть случилось,
От его печальных слов.
Ведь по двойке получили
Каждая из трёх голов!
ГАЛА 11 Июля 2017
Взрослые иногда нуждаются в сказке даже больше, чем дети.
Рассказать друзьям