Владимир))) Казмерчук - цитаты, высказывания

Не рвите мне душу, цепляя словами,
Горящие шрамы пронзают, как ток.
По венам, что были зажаты цепями,
Течёт вместо крови, свободы глоток.

Устал я от "правды", что гложет мой разум,
От бешеных взглядов спасения нет.
И в спину летят свистом колкие фразы,
Стирая за мною протоптанный след.

Не нужно мне больше пустых обещаний,
И клятв пред иконою с ликом Христа.
Мне незачем слышать ваш бред оправданья,
Когда сотни тысяч лежат у креста.

Не рвите мне душу, цепляя обманом,
Я больше не тот, что когда-то был слеп.
По осени прошлой с пришедшим туманом,
Навек разорвал я гнетущую цепь.
Касаясь струн моей души - молчи...
И по губам читай немые фразы,
И если даже ты поймёшь не сразу,
Моя любовь, как пение свечи.

Бушует жар и на ладонях след,
Судьбы переплетенье в многоточьях.
Твоя из сердца выжженная строчка,
Пылает словно утренний рассвет.

И рук прикосновение к рукам,
Как нежный шёлк ласкает мою кожу.
И сердце разрывается от дрожи,
И я лечу навстречу к облакам.
Стираю образ ластиком промокшим
До дыр, до чёрных пятен, что в душе.
Я для тебя не буду тем хорошим,
Что рай подарит в тесном шалаше.

Минуты где-то стрелки растеряли
Наш час прошёл. Забудем навсегда,
Как мы когда-то в клятве обещали,
Что встретим вместе старость у пруда.

Ты, уходя, сожгла дотла разлуку,
Беззвучно исчезая в тишине.
Клеймом оставив в сердце моём скуку
И горький ряд прощаний на стене.

Огнём пылала страсть в твоей груди

Огнём пылала страсть в твоей груди,
За шторами теней срывались стоны,
Вот-вот казалось застучат дожди
И задрожат вокзальные перроны.

И мыслей крик окутает тела,
По венам кровь польётся с новой силой.
И на широких тёмных зеркалах,
Зависнет луч фонарно-белокрылый.

И ты смущённо пряча нежный взор,
К моей груди прижмёшься обнимая
И заведёшь игриво разговор,
О первой встрече в середине мая.

И тет-а-тет прольётся до утра,
Как яркий миг из книжного романа.
И за дождём ворвётся вновь жара,
Теплом касаясь мягкого дивана.
Шептал перрон надрывистые речи,
Пленяя светом ярких фонарей.
И моросью дождя кусая плечи,
Гнал ветер толпы музыкой своей.

Холодные ступени снова ждали,
Привычный топот звонких каблуков.
Проводники билеты проверяли,
Желая на ночь сладких тёплых снов.

И отдаляясь с длинными гудками,
Спешили вдаль по рельсам поезда.
И радостными, добрыми словами
Встречали их чужие города.
Я просто гость, блуждающий, как ветер,
Во снах твоих часами напролёт.
Я просто тот, кто как-то на рассвете,
Напомнил... что в тебе любовь живёт.

Переключатель давящий сознанье,
В твоей душе сгорел от града слов.
Ты посчитала - божье наказанье...
И стала забывать, что есть любовь.

Чужие города стирали шрамы,
От слёз остался тонкий грусти след.
Но только в сердце колотые раны,
Тебя терзали восемь долгих лет.

Моя любовь с душой единым словом,
Переплелась с тобою навсегда.
Я просто тот, кто день подарит новый
И разукрасит нежностью года.
Время несётся птицей,
Небо роняет снег.
Может мне это снится-
Вьюги ночной разбег.

Тянутся вверх ладони,
Хочется враз взлететь.
Хлопья зимы, как кони,
Просятся вновь под плеть.

Я не хочу, как прежде
Жадно глотать слова.
Только кипит надежда,
Рвётся судьбы глава.

Завтра без спроса снова,
Новый ворвётся год.
Но ничего не ново,
Время не медлит ход.

Это зимы причуда,
Ей не понять одно.
Жду я, как прежде,- чуда,
Сказку, как в том кино.

Где за желаньем сразу
Новый наступит год,
И на излете фразы
Время замедлит ход.
Я спрячу в руки боль холодных слёз,
Осколки слов закрою в книгу лжи.
И кованный изгиб плетущих роз,
Перекую на острые ножи.

И, как глаза твои, немая сталь,
Заговорит морзянкой на свету.
Напомнит мне разбитую хрусталь
И рваную, прожжённую фату.

И взгляды, что без слов кричали в ночь,
Предательски пиная в пустоту.
Не в силах испытанье превозмочь,
Я в клочья рвал заблудшую мечту.

И в тишине глотая никотин,
За кадром кадр, прокручивая жизнь.
Я понимал, что рядом снова сплин,
Окутывает душу ядом лжи.
Солёный дождь сквозь занавес заката,
Как вечный странник голову склонив,
Вновь искажая стрелки циферблата,
Наигрывал свой бешенный мотив.

Немного грусти вперемешку с болью
И чувства, что разбавлены вином,
Теперь кипят и просятся на волю,
Стуча незримо в старое окно.

И сладкий чай горчит словно от яда,
Прощальных слов не слышно за стеной.
И жжёт щеку лиловая помада,
Что второпях оставлена тобой.

А ночь смеётся, словно издеваясь
И всё сильнее барабанит дождь.
Как можно так, души моей касаясь?
Твердить - "Люблю!" Скрывая в этом ложь...
В комнате мрачной грязные стены,
Битые стёкла, рамы прогнили.
Мы желали с тобой перемены,
Только вот для чего?.. Позабыли...

Может кто-то лениво нас водит?
По углам расставляя преграды.
Только силы давно на исходе
И судьба губит всех беспощадно.

Каждый шаг всё трудней и труднее,
Мир гниёт истощённый до трещин.
Кровь по венам течёт и немеют
Руки кормящих любящих женщин.

Все иконы теперь, как картины,
Позабыли, что значит молиться.
И пред зеркалом с мордой звериной,
Продолжаем собою гордится.

Мы желали с тобой перемены,
Только вот для чего? Позабыли...
Яд течёт вместе с кровью по венам...
И мечты давно стёртые пылью.
Я, любовь, да по каплям незримым,
Соберу словно горсть изумрудов.
Подарю её всем несчастливым,
Кто живёт в ожидании чуда.

Кто от слов обжигался и падал,
Умоляя с надеждой остаться.
И просил ложку горького яда,
Лишь бы только несчастным казаться.

Кто в мечтах рисовал на обоях,
За картиной, картину и верил.
Что любовь это там, где есть двое
И печаль не стучится им в двери.

Я, любовь подарю если надо,
Даже тем, кто её презирает.
Кто забыл, что такое есть - радость...
И себя каплей слёз отравляет.
Кто-то вбивает в ночи без наркоза
В сердце блуждающих ржавые мысли.
Каждый, незримо отравленный дозой,
Ищет свободу средь проклятых истин.

Гнут лабиринты пути средь расщелин,
Всюду кресты деревянные, ямы.
Каждый второй добираясь до цели,
Шлёт, прослезившись, домой телеграммы.

Кто-то гадает на картах и верит
В чудо судьбы - повезёт несомненно.
Только вот держат железные двери,
В мире, где всё испоганено тленом.

Мокрые улицы, пьяные бредни,
Крики, убийства, кровавые даты.
Нет здесь любимых и нет здесь последних,
Каждого ждёт перед Богом расплата.
Ты, как ночь, ты, как чёрная кошка,
В сердце когти вгоняешь игриво,
Обжигаешь мне душу ладошкой
И при встрече мурлычешь ревниво.

Бархат страсти из тонкой одежды
Заставляет в твой образ влюбиться,
Я с тобой всё такой же, как прежде,
Только ты превратилась в царицу.

За плечами из нежности крылья,
А в глазах блики ярких мечтаний,
Без тебя я тону от бессилья,
А с тобою весь полон желаний.

Ты - как день, как волшебная фея,
Как лучистое солнце над нами,
Как цветущая в парке аллея
С золотыми в ночи фонарями.
Листвой багряной осень красит трещины,
Деревья приунылые стоят.
Мне греет душу взгляд любимой женщины,
Чье очи ярким пламенем горят.

И блики звёзд волшебный образ нежности,
Вновь отразят под старой мостовой.
Целует ветер руки мягкой свежестью,
Качая умилённо головой.

И тишина. Молчание. Бессонница...
Мы ждём с тобой сияющий рассвет.
Над головой кометы словно конница,
Оставили чарующий свой след.

И время не спеша к утру опустится,
Застынут стрелки башенных часов.
Мы верим, что мечты все наши сбудутся,
Как верили в прекрасное - в любовь.
Из рук моих испит нектар соблазна,
Распахнутые шторы ждут огней.
Прикосновенье губ, и ты согласна,
Навеки стать единственной моей.

Холодный вздох печали где-то в прошлом
Пылится в письмах кипою в тени.
Я стану для тебя твоим хорошим,
Кто чувства светлой нежностью пленит.

И грешность всю из памяти, что гложет,
Сотру своим признанием в любви.
И чуть касаясь поцелуем кожи,
Я упаду в объятия твои.

И лунная соната сонных улиц
Напомнит день, когда с тобой вдвоём
Душой к душе незримо прикоснулись,
Сердца слились в едино под дождём.

Я устал ненавидеть и просто молчать

Я устал ненавидеть и просто молчать,
Рисовать на стене пиктограммы.
Запираться на кухне, пить чай и кричать,
Прикрывая рукой свои шрамы.

Очернённые мысли чужою молвой
Ищут выход в заброшенном мире.
Открываю глаза и веду я рукой
По стене этой мрачной квартиры.

След вчерашнего срыва - осколки стекла,
Перевёрнуто кресло... Картина
Почему-то теперь стоит возле угла,
А над ней паук вьёт паутину.

И лучистое солнце рисует сюжет,
Зайчик солнечный бьётся мне в душу.
Только в сердце любви для меня больше нет,
Этот мир моей болью разрушен.

С пожухших листьев занавес упал.

С пожухших листьев занавес упал,
Дождём размыты даты нашей встречи.
Остался лишь полупустой вокзал
И в памяти прощальный серый вечер.

Без слов расстались раз и навсегда,
Под стук колёс часы пробили восемь.
Кому-то нужен миг, а нам года,
Забыть, что подарила эта осень.

Куда бежим, в душе стерев мечты?
Нарушив непонятные законы.
Мы даже перешли с тобой на ты,
Представив, что сто лет уже знакомы.

И только дождь холодный бьёт в лицо,
Роняя тушь на жёлтые страницы.
Мы не сдержав любви своей кольцо,
Теперь рисуем боль холодной спицей.
Вы слышите? Конечно же, Вы слышите...
Как плачет ночь и утренний рассвет.
И даже то, как Вы, волнуясь, дышите,
Глотая горький дым от сигарет.

И звуки, словно нити паутинные,
Сплетаются по нотам в тонкий ряд.
В моей душе мечты неукротимые
Вновь пламенем неистовым горят.

Вы слышите? Меня вы точно слышите,
Для вас сегодня льёт холодный дождь.
ТорОпитесь, вокруг кого-то ищете,
Кто вам подарит красочную ложь.

И тела вкус испив до дна прекрасного,
Ваш гость уйдёт оставив только боль.
Ступив на пол, на платье своё красное,
ПризнАете, что это не любовь...

Вы слышите? Нет, Вы меня не слышите...
И даже то, как плачет тишина.
Глотая горький дым, печалью дышите
С бокалом недопитого вина.

Твои слова подобны острию.

Твои слова подобны острию
Ножа в руке приставленного к коже,
Я не желаю больше быть в строю,
Слугой, как вещь, в углу твоей прихожей.

Ненужным, словно брошенный билет
В трамвае на конечной остановке.
С тобой живу я долгих двадцать лет,
Как мышь в холодной ржавой мышеловке.

Я раб любви, с простреленной душой
И с брошенным проклятием мне в спину.
Ты вечно говоришь: «Всё хорошо.»
При этом ждёшь, что я от скуки сгину.

И пусть вся жизнь моя сползёт к нулю,
Когда уйду, не стану я терзаться.
Тебе ведь всё равно, что я люблю,
А я устал за эту нить держаться.
О, мой ветер, прошу, успокойся, не надо,
Не волнуй ароматы цветущих полей,
Не пристало тебе становиться преградой
Для летящих в небесной дали журавлей.

Не дыши надо мной полусладкой дремотой,
Не целуй же ты негой июньских лучей,
Я в душистых полях, что горят позолотой,
Наслаждаюсь красою любимых очей.

И не надо срывать с неё белое платье,
Укорять, что дружу я не только с тобой.
Мне милей нет на свете тех сладких объятий,
И её поцелуев волшебной порой.

Я любим и люблю, и живу наслаждаясь
Этой нежной душою, что в сердце ношу.
В эту девушку я, что ни день, то влюбляюсь,
Для неё лишь одной эти строки пишу.
Серебристым ручьям нет дороги назад,
Старый двор мой зарос весь бурьяном.
Третий год не цветёт за околицей сад,
Лишь в полях травы нежат туманы.

И под куполом синим, где жмутся леса,
Не звенят соловьиные трели.
Не услышать мне больше ни скрип колеса,
Ни мелодию старой свирели.

Всё куда-то ушло. Да и время-песок
Сединой корректирует годы.
Без тебя, дом родной, я совсем одинок,
На душе нет той прежней свободы.

Эх, вздохну на прощание я и пройдусь
Там, где тянут верхушки берёзы.
Ты прости меня, Матушка-Белая Русь,
За печаль и за горькие слёзы.

Опять по привычке рисует природа картины

Опять по привычке рисует природа картины,
Апрельские капли роняя с небесного сита.
И мокнут под скучным дождём в полумраке витрины,
Смывая всю грязь прямо в серые лапы гранита.

И дышит весна неустанно небесной прохладой,
Цепляясь за ветви, качается ветер у дома.
А дождь всё идёт и идёт словно так всё и надо,
Меняя печаль на незримую в сердце истому.

И стрелки часов круг отмерив считают минуты,
Росток за ростком пробивается к верху травинка.
А где-то оставив свои непонятные путы,
Усердно паук будет новую ткать паутинку.

И вроде бы всё, как всегда и не скажешь, что ново,
Всё также природа небесные шлёт нам приветы,
Всё так же душа заскучав от дождя проливного,
Мечтает, что скоро наступит волшебное лето.
Рассказать друзьям