Любовь Гавриленко - цитаты, высказывания

Любовь Гавриленко - цитаты, высказывания

Прости меня

А знаешь, счастье горькое бывает.
Умеет боль и горечь приносить.
От той любви, безмерно ты страдаешь.
Но без неё не знаешь как и жить.

Всё сложно переплетено здесь в жизни.
Любовь терзает, мучает пленя.
Её мотивы своеобразны и капризны,
Но без неё, не можешь ты и дня.

Я всё же от неё сбежать решилась
И разорвала узы все её.
Любовь годами медленно крушилась,
Но молодость умеет взять свое.

А в памяти нет-нет, да и всплывёт образ,
Что удалила с болью от себя.
Не знала я, что для тебя я компас.
И жить не смог, не смог ты без меня.

Узнала я о том, но слишком поздно.
Я сожалею, ты прости меня.
В память о тебе 1978-1983г.

Вот первые ажурные снежинки

Вот первые ажурные снежинки
На плечи зрелой осени легли.
И эти белокрылые пушинки,
Нам лишь привет морозный принесли.

А мне зимы - пока бы не хотелось.
Ещё б немного без метелей, холодов.
Зима, она бы никуда не делась,
Ещё б немного без сугробов и снегов.

Люблю я осень позднюю, сухую,
Люблю ее я сравнивать с собой.
И вот, утратив красоту былую,
Деревья рукоплещут над тобой.

Они обнажены, просты и скромны.
Несут в себе покорную печаль.
Их ветви, словно руки, что безкровны,
Всё ж тянутся в прекраснейшую даль.

Как будто бы о милости взывают
К Тому, Кто может к жизни возвратить.
И с тихим тем моленьем засыпают,
В надежде, что Бог силен оживить.

Юлька

Она и впрямь, как настоящая юла.
Всё кружится и кружится в движении.
Покушать лишь присядет иногда.
Да мультики посмотрит в сновидении.

И к этой ножке, только проводок, моторчик,
И энергии не надо.
Юла закружит, вырабатывая ток.
А в доме и светло и Юлька рада.

Мы все в ответе

Я не хочу судить кого-то.
Кто виноват в войне, кто прав.
Но жутко, когда гибнет кто-то,
Ещё и на ноги не встав.

Не сделав первый шаг игриво
И слово "мама" не сказав,
Осколком раненный от взрыва,
Здесь жизни так и не познав.

Когда кричат от страха дети
И жмутся к матери в слезах,
То вся земля за них в ответе,
Что губим жизнь и веем прах.

Вложите меч свой снова в ножны.
Друг друга взявшись истребить,
Забыли все законы Божьи,
Которыми лишь сможем жить

Жемчужина

Давным-давно жил-был один купец.
И знатоком жемчужин он считался.
Богатство не ценил тот удалец,
Лишь за прекрасным жемчугом гонялся.

И вот однажды он услышал весть,
Жемчужина одна есть на примете.
У богача сокровища не счесть,
Но краше её нет на белом свете.

И наш купец, аж даже заболел,
Он жаждал ее видеть сам глазами.
И наконец, он всё же не стерпел,
Умчался за заветными мечтами.

С трудом, но разыскал он богача.
Жемчужину увидев обомлел враз
И сделку поскорее заключа,
Домой заторопился в тот же час.

Он всё свое, что только мог, продал.
Весь жемчуг, что когда-то заимел.
И всё что есть, он за неё отдал,
Жемчужиной одной теперь владел.

Но непомерно всё же счастлив был.
Одна она была его удел.
И больше жизни он её ценил
И никаких богатств уж не хотел.

Жемчужина - Господь наш Иисус.
Он отдал жизнь за каждого из нас.
И лишь к Нему стремится сердце пусть.
Но дорога ль жемчужина для вас?!

Подруге

С тобой дружили многие мы годы.
Почти с пелёнок, с малых лет ещё.
Везде шли вместе и в огонь, и в воду.
И подставляли в нужный час плечо.

Как две сестры, стояли друг за друга,
подругу не давая обижать.
Немного ссорились, тогда бывало туго.
Но третий к нам ни кто не мог пристать.

Хоть ты была постарше, поумнее,
ни то что я, девчонка- сорванец.
Да и лицом красивее, стройнее,
То не касалось верности сердец.

Как будто в унисон, два сердца бились.
Бежало время в такт за нами, по пятам.
Судьбы решение и мы все ж разлучились.
И долго жили так - ты тут, я там.

Судьба смеясь, вновь нас свела, как прежде.
Но мы уже не прежние с тобой.
Мы говорим о детях, об одежде,
не делимся лишь счастьем иль бедой.

Как жаль,что годы нас с тобой всё ж изменили.
Такой, как ты, я так и не нашла.
Да и к тебе подруги не ходили.
Но прежняя во мне, ты всё-таки жила.

Расплескало утро ароматы

Расплескало утро ароматы.
Ветер, подхватив, унёс их вдаль.
Тучка, как клочок пушистой ваты,
Изливала дождиком печаль.

Небо блекло серо-голубое,
Неприветливо нахмурившись опять,
Спрятав в свои мокрые ладони,
Солнышко, что силилось сиять.

Но сдалось и солнце заиграло.
Утро семицветием разлилось.
Да и небо синью улыбаться стало.
С радугой в гармонии слилось.

На асфальте лужа золотилась,
Сполоснуло солнце в ней лучи.
И блестели дождика слезинки на траве,
Да с гор текли ручьи.

Ведь война не щадит никого

Беларусь, Украина, Россия
Мирно жили, как сестры всегда.
Но война, не природы стихия,
Клином выбила дружбы года.

Как же так, что теперь Украина
Стала недругом и врагом.
И сама не осталась едина,
На Донбасс наступив сапогом.

В добрый путь отпустила бы с миром.
Тех, кто хочет свободу иметь.
Но восстал брат на брата
И слабый должен тягость войны претерпеть.

Для чего убиваешь ты брата?!
Меч ты в ножны свои опусти.
За убийство всегда была плата.
Отпусти ты его, отпусти.

Пусть живёт не с тобой он, а рядом.
Зато кровь не прольётся его.
И за вас вся земля будет рада.
Ведь война не щадит никого.

Букет из слов

Букет из теплых слов от сердца подари.
Быть может он кого-то да согреет.
Средь мрака, мглы огнем любви гори.
Господь чрез наши души семя сеет.

Не угаси огонь, смелей сияй.
Здесь тьма, вражда и в сердце часто холод.
Ты в этом мире зла тепло своё отдай.
Замёрзли души , в них духовный голод.

Ты им на крест кровавый укажи,
Ведь кровь Христа лилась там не напрасно.
Спасения ты путь им предложи,
Чтоб чьё-то сердце обновилось властно,
И никогда любовь в нем не погасла.

А Он любил

Голгофа. И стоят там три креста.
Разбойников на двух из них распяли.
А между ними Сын Единственный Отца,
К злодеям Его люди приравняли.

Висит Христос, истерзанный, в крови,
И капли алые из-под венца сочатся.
Толпа шумит: " Ты со креста сойди!
И мы уверуем в Тебя!" Глумятся.

" Других спасал. Спаси теперь Себя!"-
Хула несётся столь неудержимо.
Но смотрит Он на них, по-прежнему любя.
С любовью той ничто здесь несравнимо.

А Он любил, хотя пронзала боль,
И тело рвалось под громоздкими гвоздями.
Казалось, ты Ему сейчас позволь,
И Он обнимет всех простертыми руками.

Он сердцем ,умирая, их обнял,
За всех молясь и всех за всё прощая...
Любить Господь и нас не перестал.
И льётся дождь - Его любовь святая.

Немного осталось нам здесь

Последнее время, друзья дорогие.
Немного осталось нам здесь.
Лишь верными Богу остаться в дни злые,
И путь наш закончится весь.

Не будем беспечными, коротко время,
А души блуждают во тьме.
В проказе родные, по самое темя,
В оковах, в греховной тюрьме.

Склонясь на Голгофе, в мольбе сокрушенной,
К кресту сердце в прах положить,
Чтоб стала душа их свободной, прощенной,
Спасенною в Господе жить.

Осторожно! Детская душа!

Детская душа - такая хрупкая,
Так легко поранить, повредить.
Светлая, отзывчивая, чуткая,
Но а ей придётся в грешном мире жить.

Детская душа - такая нежная.
Как же ей всю прелесть сохранить?!
Чтоб не стала ледяная, снежная,
Равнодушие не смогла впустить.

Каждый день пред Господом сердечко то,
Будет научаться не спеша.
Но запомнить взрослым не всегда легко:
"Осторожно! Детская душа!"

Юленьке

Моей маленькой внучке Юленьке сегодня 2 годика.

Юла кружиться перестала,
Что ж видно всё же подросла.
Самостоятельной уж стала,
Чего ты бабушка ждала?!

И разговор по телефону
Она уже сама ведет.
И рядом, если мамы нет,
То СМС кому-то шлёт.

Так много "дамочка" узнала,
Два годика сегодня ей.
Хозяйкой маленькой уж стала,
Считаться заставляет с ней.

Так любит в платья наряжаться
И туфли долго примерять .
И нужно очень постараться
Всё это спрятать и убрать.

И несмотря на всё, мы любим
Девчушку эту горячо.
И все проказы и капризы
С ее забавностью - ничто.

Хочу я Юленьку поздравить
И нежно так обнять её.
А от себя хочу добавить
Лишь пожелание свое.

Расти на радость маме, папе.
Благословеньем будь для них.
И пусть всегда сияет счастье
В глазёнках серо-голубых.

Печальным отголоском лета

Печальным отголоском лета
Доносится кузнечика прощальный треск.
Хотя есть место в стрекотаньи для дуэта,
Здесь Пиццикато весь ансамбль снимает стресс.

И листья в такт с деревьев обрываясь,
Ложатся тихо радужным ковром.
Глухим, коротким звуком наслаждаясь,
Дорожки вымостив и золотом, и серебром.

Тучи небо сокрыли от глаз

Тучи небо сокрыли от глаз
И свисают овечьей шерстью.
Иногда, вырываясь в раз,
Блеснёт молния, щёлкнув плетью.

И польется ливень с небес.
Разольётся вода рекою
И омоет поля и лес,
Напоив их прохладной водою.

И опять солнце выйдет сиять
И лазурь расплескается в небе.
Стаи туч будет ветер гнать,
Превратив их в лохмотье, в отрепье.

Незаметно так вечер придёт...
Вот луна, серебристой монетой,
С облаками с востока плывет
Свет на землю излить эстафетой.

Уже зияла пропасть предо мною

Уже зияла пропасть предо мной.
Казалось, что на миг земля качнулась.
Но Ты держал меня Своей рукой,
Когда молитвой слабой прикоснулась.

Я тихо прикоснулась к той Любви,
Что на Голгофе жертвенно излилась.
Ты исцелил, омыл в Своей крови.
Я за Тобой идти тогда решилась.

Как больно, Господи, как больно было мне
Осознавать вину всю пред Тобою.
Но Ты пришёл, Спаситель мой, во сне
О будущем поговорить со мною.

Надежду зримо Ты мне подарил,
И в скорости её же Сам исполнил.
И мне не хватит, Господи, дней, сил
Благодарить, что милостью наполнил.

Наполнил верою, желанием любить
И раздавать любовь ту бескорыстно.
Мне захотелось воду Жизни пить.
К себе влекла небесная отчизна.

И поднимая взор свой к облакам,
Я мысленно уж высоко парила.
Не запрещая ликовать устам,
За Благодать, что к звёздам возносила.

Осеннею слезою плакал дождь

Осеннею слезою плакал дождь.
От ветра веточки берёз дрожали.
В редеющие косы белых рощ,
Они всё золото последнее вплетали.

Но осыпалось золото листвы,
Ковром чудесным землю покрывая.
Лишь только отблеск прежней красоты,
Природа сохранила увядая.

Вот так и наша жизнь мелькнёт, как сон.
И мы уже, как та листва сухая.
Так было, есть и будет испокон.
Пройдёт и наша осень золотая.

Уснут деревья зимним мёртвым сном,
Чтобы весной вновь к жизни пробудиться.
Но будет ли надежда наша в том?!
Успеем ли здесь с Богом примириться?!

Как много тех, кто слышат, но не верят.

"Наивны в своих мнениях до конфуза" относится к тем, кто верят только умом, но сердце их далеко от Бога.


Как много тех, кто слышат, но не верят.
А если верят, только лишь умом.
Одно в них хорошо - не лицемерят.
Но есть своя загвоздочка и в том...

Они далёки сердцем от Иисуса.
Христос за дверью, не впускают в дом.
Наивны в своих мнениях до конфуза.
С уверенностью лезут напролом.

И хочется сказать:"Куда идёте?
А если вы не правы, что тогда?!
Какую вечность там вы обретёте,
Коль отвергали жизнью вы Христа?!"

И слава Богу, что ещё вы живы.
А значит есть надежда и у вас.
Не будьте же упрямы и ленивы.
И каждый сам ответь на Божий глас.

Люблю лазуревое ласковое небо

Люблю лазуревое ласковое небо.
Оно, как океан безбрежный предо мной,
Но не в пучине волн и вспененный свирепо,
А тихий, мирный и бездонно-голубой.

Так манит ввысь, в небесное раздолье,
Где прибывает Божия Любовь.
Так тяготит земное здесь юдолье
И взор свой поднимаю вновь и вновь.

И вновь, и вновь тоскую, словно птица,
По тем прекрасным райским уголкам,
Где душ спасенных, радостные лица,
До боли многие знакомы, близки нам.

Когда-нибудь, но смерти перевес,
Меня коснётся, в прах я возвращусь.
Смогу я океан Любви изведать весь,
С Ним на земле отчасти лишь сольюсь.

Меня Ты влёк и вот увлечена
Любовью уж давно, Господь, Твоей.
Когда же будет вечность мне дана,
Прильну к Любви и растворяюсь я в Ней.

Визг тормозов

Визг тормозов. Но нет их - отказали.
Машину развернуло, слякоть, грязь.
И руки крепче лишь ручник сжимали,
А тут вдруг грузовик, что за напасть.

И сердце сжалось в этот миг прощальный,
А дома девять, ждут отца, детей.
И мысли к Богу. Он такой реальный,
Но страх и ужас всё-таки ясней.

У самой кромки, все же не в кювете,
И чуть недолетевший грузовик.
Да, это Бог, за чудо то в ответе,
Он слышал молчаливый души крик.

Вчера случилось это с моим сыном.
Он говорил, но голос чуть дрожал.
И всю картину, в напряженьи сильном,
Подробно и детально рисовал.

Хотелось слёзным мне дождём пролиться.
Склонившись, благодарность лишь шептать.
Что дал Бог милость здесь не разлучиться,
Но сердцем больше Господа искать.

Душа - то целый мир

Душа - то целый мир глубокий, сложный,
Непостижимый, неизведанный никем.
И часто хрупкий, ломкий, ненадёжный,
Так не понятен и закрыт здесь всем.

Один лишь Бог в глубины проникая,
Способен мир невидимый понять.
Струну какую сердца тронуть зная,
Он хочет музыку души создать.

Бог знает, почему ей так уныло.
Желает счастье, радость, мир ей дать.
Грехом душа та сердце осквернила,
Он предлагает ей омывшись,засиять.

Не потому ль сказал Бог:"Не судите!",
Что видим все вокруг совсем не так.
По-человеческому суд свой не вершите.
Не осуждай, коль ты себе не враг.

Один Судья. Но души здесь спасает.
За грех людской, Он Сына в мир послал.
И как никто, Любовью обладает.
Для многих Он Отцом и Богом стал.

А за окном мороз, снега и вьюга

А за окном мороз, снега и вьюга.
А если в сердце также, что тогда?!
Душа застыла, завернувшись неуклюже,
В обрывок совести и стонет иногда.

А совесть та - живая, не сожжённа.
Уснуть не может, хоть изорвалась.
Её так истерзала злая горечь,
Которая с грехом в жизнь ворвалась.

Тот плод запретный - грех,
сначала манит.
Так много предлагает и таит.
Но как ужасно душу потом ранит.
Как сердце сковывает, леденит.

И кто, то сердце бедное согреет,
Чтоб жизнь вновь потекла, кто оживит?!
Один Господь! Он сострадание имеет.
И душу ту любовью исцелит.

Ищи, друг, милости у ног Христа Иисуса.
Тебя Он никогда не оттолкнёт.
Елеем раны оврачует от укуса,
Что змей коварством сердцу нанесет.

Душе больной не даст погибнуть, сгинуть.
Но ты почаще к Господу взывай.
Он не допустит, чтоб тебя покинуть,
Вот только жизнь - ты Господу отдай.

Бог лучше и вернее сердце знает.
И как Отец - нам камень не подаст.
И по- Отцовски, часто Он страдает,
Когда неправдой - кто Его предаст.

Одиночество

Но одиночество - не недуг, не болезнь,
Хоть вылечить порой и не по силам.
Оно, как надоедливая песнь,
Для чутких нервов служит молотилом.

И только у Христа ты на груди,
Не будешь чувствовать так сиро, одиноко.
Почаще же к Нему ты приходи
И отдохни у ног Христа немного.

И верю, что когда-нибудь душа,
Почувствует волну тепла, восторга.
Засветится, вся счастьем дыша,
Она к себе Любовь познает Бога.

Пожар

Начало мая. Красота, взгляните!
На подоконник кот лениво влез.
И к шерстке потянулись золотые нити.
Их солнце щедро сыпало с небес.

На землю почки липкие роняя,
Спешили листья показаться тут и там.
И зелень травная всё больше прорастая,
Желтела одуванчиками по местам.

А ветерок гнал тучи равнодушно.
Он проносился по полям, садам.
Трепал траву, когда бывало скучно,
Иль пробегал по тлеющим кострам...

В тот день осталось дома только трое.
Дочь приболела, в школу не пошла.
А младшенький - дитя ещё малое.
Ну и конечно же и я была.

Вот подошла пора уже обеда
И вдруг я слышу жуткий, страшный звук.
Быть может шифер кто ломает у соседа?
Вбегает дочь и сердца слышу стук.

В глазах я вижу только страх и ужас.
"Дома там, мама, рядышком горят!"
Я выбежала, в панику обрушась.
Да, через дом, два дома, все кричат.

А пламя дом второй усердно лижет
И быстро набирает высоту.
Во мне уже не чувство страха движет,
Я твёрдо Богу доверять хочу.

Почувствовала, нужно все отдать
В Господни руки, прежде помолиться.
Все документы, Библии собрать,
Евангелей так много, не смогла решиться.

Но как оставить их, себя я не прощу.
Решила, посмотрю что будет дальше.
Вещички малыша с собой тащу,
Сынишка был тогда и года младше,

Всё ж хорошо машина что была.
Её вытаскивали дружно все соседи.
В нее потом своих я послала.
Да нелегко там было непоседе.

А я парней своих троих ждала.
Смотрю, бегут , ну как через туннель.
И вот заданье младшему дала,
Евангелия все сложить в портфель.

Мальчишки старшие угнали скот,
Ведь загорелся уже рядом дом.
И страшное в восми шагах вот-вот,
Да ветер в нашу сторону притом.

Соседи ближние и дальние уже
Все вещи грузят и увозят поскорей.
Не раз толкуют о моем уж багаже,
Я ж на своем стою ещё сильней.

"Не надо ничего!- им говорю-
Не сохранит Бог, так тому и быть!"
А в сердце слёзно Господа молю,
Беззвучно, горько начиная ныть.

И вдруг одно желание внутри,
Детей всех пятерых я позвала:
"Молиться будем, хочет кто - смотри",
А возле нас толпа людей была.

Я на колени встала прежде всех.
Смутилась тут немного детвора.
Но не раздался чей-то где-то смех.
А мы молились так, как никогда.

В молитве умоляли Бога лишь,
Чтоб Он огонь до нас не допустил.
Мы встали, но кругом стояла тишь.
Я чувствовала, милость Бог явил...

Пожарные приехали и вот
Забор наш начал уже тихо тлеть,
Хоть по лицу и лился липкий пот,
Учитель не давал ему гореть.

Ведь рядом баня, ну а в ней бельё.
Его забыла в суматохе снять.
Как славила я Имя, Бог, Твоё,
Когда случилось позже то узнать.

Ну это было после, а теперь
Недалеко я от огня стою.
А тот метался, словно дикий зверь.
Но не стыдясь я Господа молю.

Я думала о промысле Творца,
Ведь это он учителя поставил,
А не того, другого молодца,
Который пост не раз уже оставил.

А Саша стоял верно, жгло лицо,
Но отстоять ему наш дом хотелось.
И даже, не за доброе словцо,
Ему тогда на это Бог дал смелость.

Дома дотла сгорели, а наш дом,
То злое пламя, даже не задело.
И говорили многие о том,
Что это было только Божье дело.

"Есть, Любка, Бог!"- в слезах шептали мне.
"Конечно есть!"- счастливо улыбалась.
Казалось было это всё во сне.
Не мне увидеть это всё досталось.

А вечером вернулся и мой муж.
Увидев всё он просто ужаснулся.
Уехал утром для семейных нужд,
А вечером, к такому вот вернулся.

И только тут, я вдруг и поняла,
Когда спросил он про пожар, про мебель.
Наверно плохи были бы дела,
Коль Бог не дал бы ему на день"дембель".

За суетой молитва б не была.
И на колени он не встал бы с нами.
А та молитва, так была нужна.
Ответил на неё Бог чудесами.

И то что ветер направление сменил,
Тогда совсем того не замечала.
О том старик-сосед мой говорил,
Я от него об этом лишь узнала.

Лет больше двадцати уже прошло.
Один из сыновей о том напомнил.
Знать время рассказать мое пришло,
Как милостью тот день Господь наполнил.
.........................
Конечно же об Божьей милости я говорила, но в стихах не бралась, все боялась не выйдет. Сын написал, что был в другой церкви в гостях и свидетельствовал там об этом случае. Тогда-то и я поняла, что готова написать стихи. Слава Богу за все. Я в тот день, как никогда чувствовала Его руководство. Поэтому никогда не хочу сказать, что это исходило от меня. Это была великая милость Господа.! Вся Слава принадлежит только Богу!

Дорога в ад для каждого своя

Дорога в ад для каждого своя.
Но только цель конечную тая,
Наметил дьявол все их для того,
Чтоб не познала душа Бога своего.

Они, как ДНК, разнятся все,
Но все ведут дороги в бездну те.
На их путях нет Бога. Обман, грех
И беззаконье для забавы и утех.

Есть тропы те, что кажутся прямы,
Но то стезя духовной слепоты.
От правды уклоняясь в ересь, ложь,
Куда не хочешь, все же попадешь.

А есть дороги, незаметно так скользят.
Там на мораль нацелен твёрдо взгляд.
На праведность свою, не на Христа.
Но самоправедность не оправдает никогда.

Один лишь истинный путь- Христос Иисус.
К Нему ведёт твоя тропинка пусть.
Есть верный компас - Слово Божье, знай.
И хоть на градус, ориентир свой не теряй.

Дорога в ад для каждого своя.
Но пусть ведёт лишь в небеса твоя.
Она одна такая, хоть узка,
Но пролегает в рай наверняка.
Любовь Гавриленко 12 Сентября 2022

Бабье лето

К нам ненадолго заглянуло бабье лето,
И принесло с собой желанное тепло.
И неба синь вновь раздобыло где-то
И стало всем уютно и светло.

Ведь любо - дорого с дождем опять расстаться,
В лазури неба блики солнца наблюдать.
Ни тучкой же всем мрачной наслаждаться
И монотонно вальс дождя играть.

Пусть ненадолго, но природа оживится,
Вновь бабочки порхая полетят.
В цветах последних шмель будет кружиться
И мухи -непоседы зажужжат.

И хоть на малость , осени то чудо,
Кусочек лета сможет передать.
А следом вновь вернётся дождь-зануда,
Чтоб валь свой однозвучно доиграть.

О,Господи, куда не гляну - ложь

О, Господи, куда не гляну - ложь.
Неправда даже в Церковь уж проникла.
Ты Веру в избранных Своих умножь,
Чтоб фальшь сердца спасённых не достигла.

Дай в руки Твои чистые предать,
Всё то, что здесь Тебя так недостойно.
Дай соблазны любые отвергать,
Хоть сердцу, видя то, ужасно больно.

Ещё раз убеждаюсь, только Ты
Один есть без порока и лукавства.
А человек, какой бы не достиг он высоты,
Имеет, как и все - непостоянство.

Поспешило и лето от нас

Поспешило и лето от нас,
Лишь частицу тепла оставляя.
И с тоской я гляжу в какой раз
Ему вслед, с сожаленьем вздыхая.

Зорька ранняя, жаркий день, запах трав -
Всё ушло безвозвратно.
Осторожно осени сень
Хмурь небес влечёт безотрадно.

Чуть утешит лишь листопад,
Грусть осеннюю разгоняя.
И затянет дождь, невпопад
Надоедливо гаммы играя.
Любовь Гавриленко 13 Сентября 2022

Умение прощать, любить, смиряться

Умение прощать, любить, смиряться -
Великое приобретение души.
И в трудностях идти и не сдаваться,
Оплакивая горести в тиши.

И быть пред Богом всем во всём довольным.
И корысти от брата не искать.
Быть в бедности, в богатстве всегда скромным.
Пред Именем лишь Божьим трепетать.

И тот блажен, в ком это есть и будет.
Бог его сыном будет называть.
В молитве постоянной он прибудет,
Всегда пред Господом желая предстоять.

О, помоги, Господь, и мне смиряться.
И мне, чтоб твёрдо пред Тобой стоять.
И сердцем верной до конца остаться
И лишь Тебя душой своей искать.

Быть на Тебя хоть в чём-то, да похожей.
Хоть малой каплей, но Тебя мне отражать.
Чтоб в Церкви Твоей, не быть только вхожей,
Но дочерью спасённой пребывать.

Сколько слёз поглотила война

Сколько слёз поглотила война.
Сколько боли, страданья и горя.
Сколько жизней украла она,
И полынью горчит бабья доля.

Сколько сирот, калек лишь дала.
Холод, голод, разруха - плод смерти.
Но победы она не ждала.
Не ждала тишины - поверьте.

Бог услышал вопли с небес.
Запретил губить землю злорадно.
Его голос имел перевес.
Небеса ликовали отрадно.

Ныне снова мы видим то
И война из склепа восстала.
И опять жизнь и смерть ничто.
И земля пить уж кровь устала.

Небо, Господи, отвори
И услышишь вопль сынов и дщерей.
Долгожданный мир сотвори;
Ненавистной войны закрой двери.

Дай нам слышать вновь тишину,
Порыв ветра и трели пташек.
Чтоб не видеть и внукам войну,
Не забыть красоты ромашек.
Рассказать друзьям
Ещё →