Духовная поэзия - Статусы

Статусы - Духовная поэзия

Шандор - мадьяр 28 Апреля 2019

Свой крест

Каждый несёт свой крест в одиночку.
Кто-то с надрывом, кто-то вприскочку.
Кто-то гордится им. Кто-то страдает.
Кто-то перед собою толкает.

Кто-то подбрасывает на бегу,
Вызов бросая словам «Не могу».
Кто-то тихонько и ровно сопит
И осторожно под ноги глядит.

Кто-то хватает за руки прохожих:
«Эй, ты в ту сторону? Мне не поможешь?»
Кто-то крестом своим путь пробивает,
Бесцеремонно всех задевает

С криком: «Подвиньтесь-ка вы поживей!
Крест больше ваших мой и тяжелей!»
Этот свой крест уж давно уронил,
Сел на него, глубоко приуныл.

Тот своей ношей бесстыдно торгует,
Этот чужую украдкой ворует.
С лёгкостью кто-то свой крест поднимает
И под соседский плечо подставляет.

Кто-то бредёт и не знает – куда,
Цели не видно и жалко труда.
Этот – глядите! – свой крест обтесал,
Думает, легче от этого стал.

Рядом хитрец, горлопан, работяга,
Нытик, мудрец, простофиля и скряга…
Крест у всех разный. По грузу – и силы.
Каждый по-разному рвёт свои жилы.

Не поменять и не скинуть креста,
Не отсидеться тихонько в кустах.
Долог ли путь, и куда он ведёт –
Знать не дано никому наперёд.
Живи с распахнутой душою,
Встречая зори босиком.
Не можешь стать водой большою -
Будь малым чистым родником.
Живи всегда мечтой высокой,
За все Творца благодари.
Не можешь стать звездой далекой -
Хотя б огарком, но - гори!
Я Мир люблю! Люблю природу
С ее Божественной красой:
Люблю я лес, люблю я воду,
И купол неба голубой.
Я ярких звезд люблю мерцанье,
Люблю волшебный лик луны,
И солнца ясного сиянье,
И жуткий облик ночи тьмы.
Я аромат благоуханный
Цветов люблю в себя вбирать,
Люблю как соловей желанный
Начнет в сирени распевать.
Люблю простор морей широких,
Люблю журчанье ручейка
И зеркало тех вод глубоких,
Что отражают облака.
Люблю грозу, когда свинцовой
Нависнет туча над землей,
И свет от молнии багровой
Прорежет небо полосой.
Люблю и ясную погоду
Люблю и дождик проливной,
И поздней осени невзгоду

Люблю зимой, как ветер веет,
Люблю и белый снег кругом,
Люблю, как буря небо скроет,
И заметает под окном.
Я перед каждою былинкой
Могу часами простоять,
И думать, думать бесконечно,
Чтоб тайну жизни разгадать.
И с каждым днем любовь сильнее
Растет к Тому, Кто создал всё,
И перед Ним благоговея
Поймешь ничтожество свое.
За все тебя, господь, благодарю!
Ты, после дня тревоги и печали,
Даруешь мне вечернюю зарю.
Простор полей и кротость синей дали.
Я одинок и ныне — как всегда.
Но вот закат разлил свой пышный пламень,
И тает в нем Вечерняя Звезда,
Дрожа насквозь, как самоцветный камень.
И счастлив я печальною судьбой
И есть отрада сладкая в сознанье,
Что я один в безмолвном созерцанье,
Что всем я чужд и говорю — с тобой.

Не осуждай

Не осуждай – затем, что все мы люди,
Все слабы, немощны, опутаны грехом;
Волнуют страсти наши груди,
В грехе родимся и живем.

Не осуждай… Чтоб ближних быть судьею,
Спроси у совести, ты сам-то лучше ль их?
О, брат, кто точно чист душою,
Тот благ к погрешностям других!

Не осуждай… ведь слову нет возврата,
Смотри, чтоб, как сказал спаситель, неравно,
Увидишь спицу в глазе брата,
А проглядишь в своём бревно.

Не осуждай – затем, чтоб обличеньем
Не пал бы на тебя тот камень с высоты,
Тяжелый камень осужденья,
Которым в брата бросишь ты.

Не осуждай!.. Не люди злы душою,
А жизнь людей бывает часто зла;
Сперва узнай, какою их стезею
Она к погибели вела.

Не осуждай! Дерзнешь ли поручиться,
Что ты пристрастием не будешь увлечен?
Не осуждай! Ты можешь ошибиться,
Не осуждай – не будешь осужден!..
(1820-1887)
Михаил Розенгейм
Однажды вечером в кругу одной семьи,
Шел разговор сердечный, откровенный:
Что каждый подарил бы в знак любви
Спасителю, сошедшему на землю?

Отец сказал: "Нет в мире ничего,
Чего достоин Он, любвеобильный!
Я ноги бы в слезах омыл Его,
Уставшие от стезей мира пыльных."

"А я бы ложе лучшей простыней
Усталому Спасителю покрыла,
Чтобы нашел Он отдых и покой,"-
С улыбкой нежной мать проговорила.

И только мальчик маленький молчал
Задумчиво глядя во тьму, в окошко.
"А ты бы что, сынок, Иисусу дал?-
Спросил отец- Скажи нам честно, крошка."

Ответил тихо мальчик: "У меня
Игрушка есть для сердца дорогая
Из плюша я отдам Христу коня."
И рассмеялась вся семья родная.

Смеялись долго... Вдруг раздался стук.
Дверь отворилась. Все умолкли сразу.
В глазах отца семьи блеснул испуг:
Вошел унылый бомж в одежде грязной.

В опорках ноги, из прорех торчат
Ступни немытые. Небритый, некрасивый.
Униженность в осанке и в очах.
-Что нужно вам? - спросил отец брезгливо

-Нельзя ли мне в сарае вашем ночь
Поспать? - спросил униженно бездомный
- Нет, нет! - сказала мать.-Ступайте прочь!
Мы на ночь не пускаем незнакомых.

Постойте, дядя! - мальчик закричал,
Слезу смахнув ладошкою украдкой.-
Я Богу дать лошадку обещал...
Возьмите, дядя, хоть мою лошадку!..

Калитка тихо скрипнула опять,
Семья сидеть осталась тесным кругом.
Но глаз не смели ни отец, ни мать
На мальчика поднять; ни друг на друга.

Мы часто в жизни не жалеем слов
Красивых слов, напыщенных ничтожных.
На деле познаются лишь Любовь
И доброта, слова без дела ложны
Автор неизвестен

Не терпит Бог людской гордыни.

Не терпит Бог людской гордыни,
Не с теми Он, кто говорит:
Мы соль земли, мы столп святыни,
Мы Божий меч, мы Божий щит!
Не с теми Он, кто звуки слова
Лепечет рабским языком,
И, мертвенный сосуд живого,
Душою мертв, и спит умом.
Но с теми Бог, в ком Божья сила,
Животворящая струя,
Живую душу пробудила
Во всех изгибах бытия.
Он с тем, кто гордости лукавой
В слова смиренья не рядил,
Людскою не хвалился славой,
Себя кумиром не творил.
Он с тем, кто духа и свободы
Ему возносит фимиам,
Он с тем, кто все зовет народы
В духовный мир, — в Господень храм!
Пройдет гроза над русскою землею,
Народу русскому Господь грехи простит,
И Крест святой Божественной красою
На Божьих храмах снова заблестит.
Утихнут грозные невзгоды,
Своих врагов Россия победит,
И имя русского великого народа,
Как гром, по всей вселенной прогремит.

Молитва

Дай, Господи, спокойно встретить день,
Вполне святой предаться Твоей воле
И, поборов безделие и лень,
Трудиться так, как пахарь с плугом в поле.
Да не смутит в сем дне меня ничто,
Я убеждён: на всё - Святая воля.
Десятки раз, а,может, и все сто
Бывает враг ужалит и уколит.
Всем сердцем научи меня любить
Тебя, врагов и просто бедалагу,
Не попусти кого бы огорчить,
Но что бы всем содействовать ко благу.
Мой ум и сердце просвети, Господь,
Для уяснения Твоих законов,
И помоги смирять мне мою плоть
И не бояться вражьих бастионов.
А если от трудов я утомлюсь,
Не оскудеет благодать во веки,
Благослови, ещё я помолюсь,
И влагою святой наполнишь веки.
Господь, благослови меня на то,
В чём будет прославляться Твое Имя,
С Тобой душа выходит на простор,
Где яркий Свет Христов и благостыня.
Господь, благодарю Тебя за всё:
За то, что есть и что со мною будет…
Спасенье, верю, Вера принесёт,
А, главное, - Любовь, что вечно любит!
Протоиерей Виктор Грозовский

Молились женщины

Молились женщины: одна, другая, третья…
И мимо каждой проходил Христос.
На все вопросы первой Он ответил
И осушил глаза ее от слез.
Он говорил с ней мягко, долго, нежно,
И улыбался ей, и утешал.
Он ждал, когда засветится надеждой
Молящаяся женская душа…
Вот с женщиной второй Христос встал рядом
И положил ей руку на плечо,
Ободрил душу любящим Он взглядом,
Когда она молилась горячо…
И третья женщина склонилась низко,
Слова слетали тихо с уст.
Но к ней не подошел Спаситель близко,
Не вымолвил ни слова Иисус…
На три молитвы Он дал три ответа –
Для каждой женщины ответ был свой:
Одной досталось много света,
Другой – чуть меньше, третьей – ничего…
Господь мой, как же так? Мне непонятно:
Ты на молитву третьей промолчал!
Любовь не может быть лицеприятной,
Ты – Бог любви, и Ты – не отвечал?!
Иисус открыл мне то, что тайной было:
«Когда молилась первая душа,
Я должен был умножить ее силы,
Чтобы она могла свой путь свершать.
Должны окрепнуть крылья ее веры,
Чтобы взлететь могла под небеса.
Мне нужно рядом быть с душою первой,
С ней долго говорить, смотреть в глаза…
Душе второй еще нужна опора,
Но вера этой женщины – сильна!
Достаточно ей любящего взора –
Я знаю, что поймет Меня она.
Но иногда гнетут ее сомненья,
Когда услышит грозной бури шум.
И ей необходимо подкрепленье –
К душе второй на помощь Я спешу.
А третья… Много лет мы с ней знакомы,
Преграды никакой меж нами нет.
И дом ее давно Моим стал домом
Она всецело доверяет Мне!
Душа прошла чрез испытаний школу,
Я труд любой доверить ей могу,
Я провожу ее путем тяжелым,
Я с ней бываю мягок и суров.
Она теперь нисколько не смутится
И в час нелегкий духом не падет,
Но будет верить, верить и молиться,
Ни слов, ни взгляда Моего не ждет.
Та, третья, знает, что Я с нею буду,
До вечной цели доведу ее,
И как бы ни было ей в жизни трудно,
Она поймет молчание Мое.
Моя любовь превыше слов и взглядов,
Несет благословение она,
И тот, кто стал однажды Божьим чадом,
Научится Мне доверять сполна.
«И ты доверься Мне, – сказал Спаситель, –
Когда Я говорю, когда молчу…»
«О, мой Господь, мой Пастырь и Учитель,
Я – поняла: я третьей быть хочу!»
Шел по селам и весям бродяга,
Лет за сорок, болящий мужик.
Глянешь бегло - простой бедолага,
А присмотришься - светится лик.
Полотенцем повязан заветным,
Всем кивает:" Долги оплачу.
Я богатый богатством несметным,
Дайте хлеба кусок богачу."
Люди что-то ему подавали
И смеялись над ним, кто как мог.
Даже в мыслях своих не держали,
Что богатство убогого - Бог.
Ника Лихая 26 Декабря 2018

БЕЛАЯ ОДЕЖДА

В ночь скорбей три девы трех народов
До рассвета не смыкали вежды —
Для своих, для павших в ратном поле,
Шили девы белые одежды.

Первая со смехом ликовала:
«Та одежда пленным пригодится!
Шью ее отравленной иглою,
Чтобы их страданьем насладиться!»

А вторая дева говорила:
«Для тебя я шью, о мой любимый.
Пусть весь мир погибнет лютой смертью,
Только б ты был Господом хранимый!»

И шептала тихо третья дева:
«Шью для всех, будь друг он, или ворог.
Если кто, страдая умирает —
Не равно ль он близок нам и дорог!»

Усмехнулась в небе Матерь Божья,
Те слова пред Сыном повторила,
Третьей девы белую одежду
На Христовы раны положила:

«Радуйся, воистину Воскресший,
Скорбь твоих страданий утолится,
Ныне сшита кроткими руками
Чистая Христова плащаница».
Актёр Этой Жизни 15 Февраля 2018

04 Замок

Высоко – высоко, там, где небо следит за Землёю,
Где сияние звёзд дарит ночи тепло и уют,
Светлый замок стоит, подчиненный всецело покою,
Где прекрасные ангелы дивные песни поют.

Незнакомы им горе и за предрассудки расплата,
Дымных клубов огни и звенящая похотью медь.
Им известен наш путь и, наверное, точная дата,
Когда людям собраться и над этим миром взлететь.

Я свой путь очертил белым мелом и светлым сияньем,
Постарался простить тех, кого я простить не успел
И страну без печали своим разграничил дыханьем,
Но до светлого замка добраться, увы, не сумел…

Разговор на Небесах

— Ты спас ребёнка из огня.
А знаешь, кем он станет?
Из-за него сгорел ты зря.
— Да... знаю... мне сказали…

— Злодею явно повезло.
Таких не видел свет.
— Так, значит, победило зло?
Мне оправданья нет?

— Что той победе не настать,
Деянье подтвердило.
Кабы не стал дитя спасать,
То зло бы победило!

Нежданное приобретенье

-- Как часто ты молиться стал.
Коль жертвуешь терпеньем,
Так похвались скорее нам
Своим приобретеньем!

-- Скорей всего, не приобрёл,
А потерял я много.
Молясь, за ту потерю, счёл,
Быть благодарным Богу!

-- Загадками глаголишь ты.
Как быть потери -- в радость?(?)
Кроме несбыточной мечты,
Что ж у тебя осталось?

-- Моя душа не тяжела!
(Хвала за это Богу!)
Казалось, что ещё желать,
Нет зависти в ней, злобы...

Нет жадности, нет лицемерья в ней!
Глаголить Правду волен.
Глаза не прячу от людей,
Коль хитрости нет боле!

-- Весьма доходчиво сказал.
Правдиво без сомненья,
Что в той потере ты назвал --
Своё приобретенье!

Нищий

Знавал я нищего: как тень,
С утра бывало целый день
Старик под окнами бродил
И подаяния просил…
Но все, что в день ни собирал,
Бывало к ночи раздавал
Больным, калекам и слепцам —
Таким же нищим, как и сам.

В наш век таков иной поэт.
Утратив веру юных лет,
Как нищий старец изнурен,
Духовной пищи просит он.-
И все, что жизнь ему ни шлет,
Он с благодарностью берет —
И душу делит пополам
С такими ж нищими, как сам…

1847

Язык

Малым членом в нашем теле
Почитается язык
А ведь он на самом деле
Страшно силен и велик.

Если свыше силой Бога
Наш язык не укрощен,
То тогда безмерно много
Всюду зла приносит он.

Как ножом он сердце ранит
И кольнет больней иглы,
А пилить уж если станет,
Не найдешь такой пилы.

Во дворах и в темных хатах
Разных сел и деревень,
В городах, домах богатых
Он клевещет целый день.

Ищет каждую минуту,
Где бы только лишь ему
Завести вражду и смуту,
Вместо света сеять тьму.

Чрез него большое море
На земле пролито слез.
Сколько скорби, сколько горя
Бедным людям он принес!

Сколько жизней им разбито,
Молодых и крепких сил
Прежде времени зарыто
На кладбище средь могил!

Будем все молиться Богу:
Исцелился б наш язык.
Чтобы Господа он славил,
Чтобы он к добру привык.

Протоиерей Николай Рогозин

Будь человеком, брат.

Знаешь ли, друг мой, зачем ты родился ?
Царь над землею, но Богу ты — раб.
Ты в Его имя святое крестился.
Помни же, кто ты, возлюбленный брат.

Помни, что ты в Его ризу облекся,
Помни, купель обновила тебя,
С клятвою дел сатаны ты отрекся,
Бог тебя принял как сына- любя.

Помни, что должен служить Ему верно
Словом и делом на пользу другим.
Помни, Он милостив к людям безмерно,
Будь же и ты так же милостив к ним.

Помни, за гордость ангел наказан,
Изгнан с позором от братьев своих.
Нам же с тобою путь верный указан
К вечному Царству, где лики святых.

Помни, что праведный Бог обещает:
Кто Его правду желает творить,
Кто Ему душу свою посвещает-
Вместе с Собою в раю водворить.

Помни, что дан тебе выбор свободный,
Выбор серьезный- на жизнь или смерть.
Если ты будешь как камень бесплодный-
Против тебя вся небесная твердь.

Помни, что враг стережет тебя всюду,
Золотом манит, чтоб душу купить,-
Так подстерег он когда то Иуду.
Бойся же, друг мой, предателем быть.

Бойся сквернить беззаконием тело,
Помни: водою греха не омыть.
Взвешивай каждое слово и дело,
Помни, что должен ты в вечность отбыть.

Помни, что Бог на Суде неподкупен,-
Пользуйся временем, здесь послужи.
Будь к Нему ближе, пока Он доступен,
Верным, усердным себя покажи.

Видя любовь твою, Бог всемогущий,
Верь, не оставит тебя без наград.
Будь же как крин благовонный, цветущий.
Будь человеком, возлюбленный брат!

Блажен ,кто улыбается

Блажен, кто улыбается,
Кто с радостным лицом
Несет свой крест безропотно
Под терновым венцом;
Не унывает в горести,
В печали терпелив
И слезы копит бережно,
Их в сердце затаив.
Блажен, кто скуп на жалобы,
Кто светлою душой
Благословляет с кротостью
Суровый жребий свой;
Кто средь невзгод, уныния,
Тревоги и скорбей
Не докучает ближнему
Кручиною своей;
Кто, помня цель заветную,
Безропотной стопой
И весело, и радостно
Идет своей стезей.
Блажен, кто не склоняется
Перед судом молвы,
Пред мнением толпы людской
Не клонит головы;
Кто злыми испытаньями
И горем закален,
Исполненный отвагою,
Незыблем и силен,
Пребудет тверд и мужествен
Средь жизненной борьбы,
Стальною наковальнею
Под молотом судьбы.
Константин Романов

Заветные слова

Хочу найти заветные слова,
Чтоб исцелять израненные души,
Чтоб шёпотом произнести едва –
И не осталось больше равнодушных.

Чтоб можно было их из уст в уста
Передавать, как лучшее лекарство,
И строить жизнь, как с белого листа,
Забыв обиды и грехов коварство.

Хочу чужую душу приласкать,
Чтоб не было ей больше одиноко,
Стереть с неё отчаянья печать
И путь открыть мечтам её высоким.

Наивны, может быть, мечты мои...
Но помните? – "В начале было Слово."
Так почему бы не начать с любви,
Чтоб отношений изменить основу
Елена Моисеева
Без Бога нация - толпа,
Объединенная пороком,
Или слепа, или глупа,
Иль, что еще страшней, - жестока.

И пусть на трон взойдет любой,
Глаголющий высоким слогом,
Толпа останется толпой,
Пока не обратится к Богу!

Кончаю дни!

Все радости воспоминаний,
И горести минувших лет,
В миг молнией перед очами
Блеснут… и мира канет свет!
Но не одно: два слова Богу
Должна суметь произнести:
“Благодарю”, всей силой духа,
И с упованием: “Прости!”

Охотское море.

Идет рассекая волну пароход;
В каютах уютных властителей сброд
Внизу жь, как в могиле; во мраке в пыли
Столпились страдальцы советской земли.
И то не убийцы, не воры, не тать;
За веру гонимых там Божия рать.
И нету пощады ни юным летам,
Больным и калекам и старым годам.
Качаясь всем корпусом судно скрипит;
Охотское море ревет и гудит;
Но звуков тех страшных не слышно вдали;
Они замирают в пределах земли.
Но звуки иные идут к небесам;
То стонут страдальцы отдавшись слезам.
К ним ухо Спаситель Свое преклонил;
И с райским мотивом их звуки Он слил.

Утёс

То мягкой пылью белоснежной
Он, как детя его ласкал,
То с дикой яростью и ревом
Миллиардом брызгов обдавал!
И думал он: …За что судьбою
Назначен мне такой удел?
Стоять без смысла и без цeли,
Не знать ни зла, ни добрых дeл.
И стал утес просить у Бога
Ужели вeчно так стоять?
Я жажду жребия иного,…
Я не ропщу, мнe тяжко ждать.
Внимал Господь его молитвам,
И вeтру юга присудил,
Чтоб землю на утес гранитный
Из дальних стран он наносил.
И лeс свой дар прислал утесу;
Сeмян на землю раскидал;
Зазеленeл утес, …согрeлся,
И Божьей волей оживал!
Прошли вeка утес прекрасный
На берегу морском стоял;
Девятый вал его как прежде
Миллиардом брызог обдавал.
Склонялись вeтви над водами,
Шептались с синею волной;
В одну гармонию сливались
И пенье птиц и вeтра вой.
Цвeты в божественных нарядах
Курили к небу фимиам,
И стаи рыбок подплывали
К зеленым свeтлым берегам.
Богь на плечах его могучих
Без числа жизней находил,
И каждым атомом творенья
Утес Творца благодарил.
Пришла весна утес гранитный
На берегу морском стоял,
Девятый вал его подножье
Тяжелой нертью обдавал.
Вeнец творенья, царь природы
В научных поисках блуждал;
К утесу бурей занесенный
Он в нем спасеніе снискал
И думал гордой своею волей;
Я все сложу к своим ногам;
Здeсь я хозяин и изгнанник
Всему свое я имя дам.
Я дам свободу поколеньям,
Обогащу я племена;
Забудут люди славить Бога,
И будут славить свое “Я”
Утес под грохотом машины
Ревел, шумeл и грохотал
Казалось… чей-то голос страшный
В стальном созвучьи хохотал.
Но с высоты небес,… оттуда
Куда не проникает взор
Смотрeл Всевидящий хозяин —
Властитель мира, вод и гор
И во единое мгновенье
Он дно морское всколыхнул,
И человeка гордый разум
С утесом вмeстe потонул…
Прошли вeка, утес гранитный
На берегу уж не стоял,
И только на нeмых просторах
Свободно шел девятый вал!

Остановись, безумный мир...

Остановись, безумный мир!
Зияет пропасть пред тобою!
Быть может, близок уже час,
И рухнет с небом и землею.
Антихрист в мире…осмотрись!
Не верь лукавому призыву;
Он сеет зло, он враг Добра
И топчет ложью Божью ниву.
Великой яростью объят,
Он знает, что с земною славой
Погибнет сборищем своим,
Охвачен огненною лавой!
Так брось веселье, человек!
В тот мир уже коротка дорога.
Гипнозом сатаны объят,
Ты позабыл в гордыне Бога!
Богатство с миром пропадет,
И у порога Божья рая
Ты станешь нищий и нагой…
Отвержен… горестно рыдая.
Очнись! Покайся! И Молись!
Господь простит в последний час
И тех, Его кто призовет
Лишь возгласом: «Помилуй нас!»

Магадан

Там, на севере далеком,
Где холодный океан,
Вырос город слез и горя,
Город новый – Магадан.
Все, кто молится, кто верит,
Тот свой крест с собой понес.
Потянулись к океану
Ручейки невинных слез.
И от этих слез горючих
Пар от моря поднялся,
Белым облаком свернулся
И ушел под небеса.
Там на крылья золотые
Светлый Ангел его взял,
Эти слезы дорогие
Он Спасителю подал.
И послал Бог эти слезы
В утешенье сиротам:
Братьям, сестрам, женам, детям,
Безутешным матерям.
Матерь Божия у Сына
В чашу облако взяла,
И святым дождем на души
Всех скорбящих излила.
И от каждой теплой капли,
Что на сердце упадала,
Матерь Божия незримо
Всем надежду подавала,
Что не век разлука будет,
Возвратит всех Царь небес.
И в объятиях друг друга
Воспоют: «Христос Воскрес!»

1918 год.

Сердится Черное море!
Яростно волны ревут,
Плещутся грозно о берег,
Белою пеной плюют.
Эхом ему с Дагестана
Вторят громады высот,
Каспий, как тигр голодный
Мачты ломает и рвет.
Что взбушевались так воды?
Чем возмутились они?
Небо еще так покойно
И звезд не померкли огни.
Да, не с необъятных пространств
Русской священной земли
Красные реки террора
К южным морям потекли.
Алая кровь убиенных,
Вставших в защиту Креста,
С синей волною сливаясь,
Встретит в пучине Христа.
Кровь превратит Он в кораллы
Дивной, святой красоты…
Души же к Богу взывают:
«Доколе не мстишь за нас Ты?»
Стихло и море, и души,
Великий услышавши глас:
«Малое время подождите…
Да не пришел еще час!»

В тайны былой России.

От утомления склоняясь,
Брел нищий путник по степи;
И каждой травке улыбаясь,
Хотел венец из ней сплести.
Оставив мир с его неправдой,
Избрал он одинокий путь,
Крестом широким, глядя в небо,
Он осенял худую грудь.
Тюльпаны, маки наклонялись,
Ковыль почтительно шумел,
И ветер на степном просторе
С ним в унисон молитвы пел.
Он видел гибель человека,
В цепях антихристовых мир,
Чтоб вновь отдался он Молоху,
И вылил золотой кумир.
Как ужасает быстротою
Спасительный всем Божий страх,
И страх пред зверем возвещенным
Царит в слабеющих сердцах!
И, обливая грудь слезами,
Прорвавши мыслью глубь небес,
Молил он о спасеньи мира
Творца, - велением чудес
И не один он весь отдался.
Как жертва Богу за людей,
Ущелья гор таят монахов
Разрушенных монастырей.
Как звезды за свинцовой тучей
Невидимы земным очам,
Духовной крепостью могучи,
Сияют старцы по лесам.
И не страшит их непогода,
Ни голод, ни мороз зимой…
Их греет дух святой молитвы,
Молитвы о стране родной!
Услышь же, Господи, моленья,
Очищенных от земной тли,
Ушедших в глубь уединенья, и всех замученных в любви.
В любви к Тебе, по всему миру
За всех, кто верует в Тебя,
За православную Россию,
Принявши муки на себя.
И тех, кто тайные моленья
Гонимой Церкви посещал,
А в подземельях тихим гласом
Живых и мертвых поминал!
И укрепи нас твердой верой,
Что радостный наступит день:
Россия снова вознесется,
И мы придем под ея сень!

Паломник по распятой Руси.

Опустивши долу ресницы,
Голову склонив на грудь,
Ходит старец по России,
Совершая дивный путь.
С головою непокрытой,
Убеленный сединой,
Облачен он в ризу брачной
Всебожественной рукой.
Босиком… в крови колено,
Со страдальческой слезой,
Ходит поступью смиренно
По земле страны родной.
И разносят вьюги зимни
Над сибирскою тайгой
Песни старца… точно гимны
«Со святыми упокой».
Сонмы ангелов хранителей
Вслед невидимо идут,
Не отпетым и умученным
Память вечную поют.
Рассказать друзьям