Любимые статусы - Гражданская лирика

Избранные статусы - Гражданская лирика

Sándor - magyar 7 Декабря 2019

Сыр в мышеловке

Хвасталась кокетка озорная,
Глядя на завистливых подруг:
«Встретила поклонника вчера я,
Проводя на танцах свой досуг.

Он богатый, щедрый и не злобный,
Стало быть, мне крупно повезло.
Пусть не милый, но зато удобный!
С ним уютно, сытно и тепло.

Ни к чему мне спину гнуть до ночи,
Пусть невежды проливают пот.
Вот надену юбку покороче,
И судьба подарит мне джекпот.»

Стройных своих ножек не жалея,
Каблучками поднимая пыль,
Мчалась попрыгунья по аллее,
Увидав его автомобиль.

Вечер пролетел под звон бокалов,
Блюз развеял ветер шебутной.
В сонной тишине ночных кварталов,
Двое целовались под луной.

Без стыда нырнув рукой под юбку,
Он коснулся пальцами бедра.
«Что ж, лети в мой сад, моя голубка.
Поворкуем вместе до утра».

Вежливо швейцар открыл ворота,
Вот и спальня, мягкая постель.
Только на душе тревожно что-то,
И на ключ закрыта плотно дверь.

Вдруг «Ромео» принял облик зверя,
Грубо руки пленнице связал.
И глаза в глаза, не лицемеря,
Он с насмешкой едкою сказал:

«Ты за тем в мой дом пришла, дешевка,
Чтобы сыр отведать дармовой.
Так вкуси его, он в мышеловке!
И молись, чтоб выбраться живой».

Под луны серебряные блики
Изувер резвился от души.
Стены дома сотрясали крики,
Но никто на помощь не спешил.

После, кроху вытолкнув за двери,
Он, бранясь, ей вещи кинул вслед.
Так в слезах ушла она от зверя,
Повзрослев за ночь на много лет.

Путь к победе не бывает гладким.
Ведь отец не раз ей повторял:
«Дармовой кусок бывает сладким,
Но гляди, чтоб в горле не застрял».

Под дождём плелась она несмело,
То рыдая тихо, то смеясь.
От его объятий ныло тело,
А с души ручьём стекала грязь.
Sándor - magyar 25 Ноября 2019

Не будь, как все...

Не будь как все, а будь самим собой.
Не следуй за безликою толпой.
И если ложью бьют твою страну,
То не ходи на гнусную войну…

Не убивай, всегда за мир борись…
Спаси одну хотя бы чью-то жизнь,
Не отобрав кормильца у семьи…
И повторяй «Спаси и сохрани!»

Не будь, как все… Когда придёт беда,
От этих всех не будет и следа.
Ты не суди, не злись и не вини.
В самом себе людское сохрани…

Нет ничего важней семьи твоей.
Её храни, её любовью грей.
А крокодилов не учи летать…
Не пробуй что-то власти доказать…

Не будь, как все… Все беды от толпы,
Где те, кто в одиночестве слабы,
Всё разрушают, будучи толпой…
Ты – не они… Не разрушай, а строй!
Sándor - magyar 7 Декабря 2019

Жертва

В великом Лондоне старинном
Жил одинокий гражданин.
Жена погибла у мужчины,
Остался восьмилетний сын.

Он был единственной отрадой,
Посреди будничных тревог.
Рос мальчуган ему на радость,
В душе теплился огонёк.

Они любили прогуляться
Вдоль Темзы, у дворцовых стен.
Закатом солнца любоваться,
И слушать, как звенит Биг Бен.

Дал слово мальчуган весёлый:
“Я, папа, вырасту, как ты.
Закончу колледж после школы,
И буду разводить мосты.”.

Позолотил листву октябрь,
Дожди холодные принёс,
По Темзе, тихо шёл корабль,
И над рекой был поднят мост.

В тот день ненастный, на работу,
Сынишка прибежал к отцу.
Смотреть как ходят пароходы
Так любопытно сорванцу.

Это был промах машиниста,
Он красный свет не увидал.
И поезд, с грохотом и свистом,
К мосту беспечно подъезжал.

До мальчугана доносился
Ритмичный стук его колёс.
Ребёнок сильно удивился,
Увидев разведённый мост.

Он понял всё и ужаснулся.
К отцу за помощью помчал.
Но на беду свою, споткнулся
И прямо в стык под мост упал.

Отец услышал голос сына,
Увидел едущий состав.
Застыл от ужаса мужчина.
И побледнел, всё осознав.

Он взвыл от горя, не решаясь.
Мост надо было опустить.
И поезд ехал приближаясь,
И время не остановить.

Была невыносимой мука,
Своим глазам не веря он,
Щипал до боли свою руку,
В надежде, что всё это сон.

А поезд беззаботно мчался,
Катился к берегу реки.
И голос эхом отзывался:
“Мне больно! Папа! Помоги!”.

Приняв решение святое,
До боли сердце сжав в кулак,
От страха, мокрою рукою
Мужчина взялся за рычаг.

Мост, громыхая, опустился,
Железным голосом рыча.
И поезд дальше покатился,
По рельсам весело стуча.

А пассажиры улыбались,
Глядели на него в окно,
Чужой тоской не проникались.
Им было, как-то, всё равно...

Он спас их жизни, не жалея,
Ребёнка в жертву принести.
У гроба, стоя на коленях,
Он слёзно прошептал: “Прости...”.

Тернистый путь у человека,
Его испытывает Бог.
Случилось это в прошлом веке...
Здесь стоит подвести итог.
Tatjana Rau 5 Декабря 2017
Я привыкла обходиться малым.
Научила жизнь в большой семье,
Не тянуть, себе лишь, одеяло
И не думать только о себе.

Радуюсь простому пониманью,
Чтоб без лести, без притворства и без лжи,
Мне достаточно обычного вниманья,
Слова доброго, бальзамом для души.

Я привыкла обходиться малым,
И желанием к богатству не горю,
Праздность в жизни я не принимаю,
Честность и порядочность ценю.

Не трогайте святое...

Не трогайте святое, господа.
Не пачкайте холеными руками.
Осталась же хоть капелька стыда
в душонках, что напичканы деньгами.

Осталась хоть граммулечка любви
к Отечеству, что жизнью наградила.
Иль, может быть, отравою увит
тот сад, какой судьба вам подарила?

Кощунствовать над памятью людей,
юродствовать над жертвами блокады
не смог бы даже конченый злодей
за золото блистательной награды.
Sándor - magyar 4 Октября 2019

Бараны в розовых очках

Мы так гордимся. Вы гордитесь тоже,
Не возражайте и не стойте на пути.
Нам объяснили, что свобода – это ноша,
И мы решили эту ношу не нести.

Ведь есть пастух – он знает направленье,
Собаки есть – сомкнуть наши ряды.
Зачем ненужные и лишние движенья –
Есть те, кто защитит и даст еды.

Мы с детства любим и умеем подчиняться,
Не думая о верности задач,
К тому же, если очень постараться,
Найдем виновников своих же неудач.

Нам сказано учиться – мы учились,
Нам велено замолкнуть – мы молчим,
Забыть про все – мы снова подчинились,
Приказано скорбеть – и мы скорбим.

Мы дружим с тем, кто полностью одобрен,
Надежен, без сомнительных идей,
Куда укажут нам – туда мы и посмотрим
И строго обличим указанных людей.

Мы смотрим и не видим то, что нужно,
Мы говорим, когда нам можно говорить,
Мы научились подпевать довольно дружно
Всем песням, что положено любить.

Мы убиваем мир – и верим в это право,
Мы не боимся бога – он на небесах,
Нам правда неприятна, как отрава,
В нас веры нет, остался только страх.

Стоим под флагами и чем-то там гордимся,
Хоть сами не добились ничего,
На собственных поминках веселимся,
В душе боясь веселья своего.

И все же кто-то смутно понимает,
Что смысла нет во флагах и значках,
Что эта мишура совсем не украшает
Толпу баранов в розовых очках.
Светильник Необыкновенный
Sándor - magyar 4 Октября 2019

Это мир равнодушных людей

Это мир равнодушных людей,
Безразличных к себе и другим;
Тех, кто слушал, оставшись глухим;
С головой без мозгов и идей.

Слишком глупых, чтоб думать начать;
Слишком слабых, чтоб выдержать боль.
Это мир восхищенных собой;
Неподвижных, как озера гладь.

Это мир тех, кто смотрит кино,
Равнодушно зевая в экран,
Безнадежно протерших диван –
Тех, которым уже все равно.

Им понять бы, что фильм тот плохой,
Им бы выбросить ящик в окно,
Но по ящику - снова кино.
И диван такой мягкий, родной.
Светильник Необыкновенный
Sándor - magyar 23 Ноября 2019

Продажным судьям, следакам и прокурорам...

Почём сегодня следаки и прокуроры?
И сколько стоит слово нужное судьи?
Тошнит от этих прейскурантов до оскомы.
У них всё схвачено, они везде свои.

Поднимут ставки адвокаты, предвкушая,
Что это дело – как джекпот, удача, куш…
Сегодня правду продают и покупают.
В судах скопление продажных сгнивших душ.

И если раньше подкупали их бандиты,
Вопрос решала очень важная братва,
Сегодня правду покупает у «элиты»
Простой народ, что выживает здесь едва…

Сидят лишь те, кто не украл настолько много,
Чтоб подкупить толпу решал из госструктур.
Сажают тех, кто тихо жил и верил в Бога,
А оправдают полк бездушных лживых шкур.

И если связи есть, то можешь быть спокоен,
Когда кого-то изнасиловал, убил.
Тебя откупят, будешь праздновать на воле,
Будь ты убийца, вор, и даже педофил…

Сейчас без денег доказать не смогут люди,
Что невиновны, непричастны… Это жесть!
Сегодня так. А что же завтра с нами будет?
И кто-то помнит слово «истина» и «честь»?

А высший суд? Там Бог сидит и наблюдает,
Как жадный, потный и прожорливый судья,
С улыбкой, взятки баснословные считает
И отпускает тех, кого совсем нельзя…

И видит Бог, как бесконечно подставляют,
Простых людей, которым нечем заплатить.
И ими тюрьмы заполняют, заполняют…
Но судьям душу, что чернеет, не отмыть.

И так обидно за страну мою родную.
Чинуши грязные имеют весь народ.
Но высший суд… в конце концов он точно будет.
И мудр Господь, он точно взятки не возьмёт…
Sándor - magyar 7 Декабря 2019

Слёзы Спитака

Закрыл туман на небе звёзды,
Злой ветер насквозь пробирал.
В ненастный зимний вечер поздний
Спитак беспечно засыпал.

Вдали расплылись пятна света,
Согнулись зябко фонари.
Лишь только клёны вдоль проспекта
Дрожали робко до зари.

Уныло, мрачно и тоскливо...
А дома — сухо и тепло.
Глядела Зара молчаливо
На город спящий сквозь стекло.

Неспешно таяли минуты,
Тянулось время до утра.
В душе тревога, почему-то.
И спать давно уже пора.

Дремота сладко обнимала,
Ночь тихо нашептала сон.
Ей снилось, как земля дрожала,
Из недр изрыгая стон.

И будто на холсте водою
Размыты города черты.
На куполах вниз головою
Висели сникшие кресты.

Зубами страх вцепился в кожу.
Спросила девушка в слезах:
«Скажи, зачем ты плачешь, Боже?».
Но сон развеялся, как прах...

И вновь рутинные заботы,
Ушла встревоженная ночь.
Переступив порог завода
Она гнала тревогу прочь.

Но вдруг усталость подступила,
Дела пошли наперекор.
В глазах темнело, сердце билось,
И вышла девушка во двор.

Внезапно недра содрогнулись,
Повсюду воцарился мрак.
Земля взревела, всколыхнулась,
В руины превратив Спитак.

В тот день, закат казался грозным,
Налился кровью, как рубин.
Живые, причитая слёзно,
Родных искали средь руин.

В живых лишь только те остались,
Кого коснулся Божий перст.
Молитве Зара предаваясь,
В руках святой сжимала крест.
Евочка 15 Декабря 2019

Люблю Тебя, Донбасс!

Люблю Тебя, Донбасс, израненный до боли,
Под рёв орудий ты давно не спишь.
Пролитый не дождём, а алой кровью.
Ты терпишь, так страдаешь, но молчишь.

Люблю Тебя, мой город роз цветущих,
Шахтёрский край, где ценен этот труд.
Кровавый флаг давно уже опущен,
Я верю, что покой тебе дадут.

Бежать в другие страны не посмела,
В столь сложный для народа, горький час.
Быть может я немного поседела,
Но я жива, любимый мой Донбасс!
Евочка 15 Декабря 2019

Герои уходят...

Герои уходят молча
По лестнице в небеса.
Герои уходят гордо!
И плачет с небес роса.

Герои уходят спешно,
Так многого не сказав.
Герои уходят честно,
За правду своих Держав.

Прощай, наш Герой великий!
Республика вся в слезах!
У ангелов белых лики,
У ангелов крыльев взмах...

Сегодня затихли звёзды,
И свет побледнел луны.
Сегодня рекою слёзы,
Ушёл и сегодня Ты...

Скорбим от дитя до деда...
И души болят у всех!
Так скоро уже победа!
И детский раздастся смех!

Наш Батя, Тебе спасибо!
За правду, за все бои!
Так больно в груди, так больно!
Прости нас за всё, прости...
Евочка 15 Декабря 2019

Не стоит забывать, что все мы люди

-Давай присядем, брат, поговорим,
Ведь есть у нас с тобой ещё минуты.
Нальём прозрачной, следом повторим,
Отмоем руки наконец-то от мазуты.

Скажи мне, брат, как вышло, что воюем?
Зачем пришли по-скотски убивать?!
В окопах и земле сырой ночуем,
Могли бы жён мы лучше целовать.

Постой, дай вытру кровь на подбородке,
В бою двоих нас лихо потрепало.
Я слышал, ты работал по наводке,
От ваших рук так много погибало…

А помнишь, брат, мы вас просили сдаться,
Уйти, оставить наш аэропорт.
Чтоб вновь смогли все люди улыбаться,
Вы снова выбирали серый морг.

Взгляни мне, брат, в глаза! Скажи что видишь?
Полгода пролетало в сизой дымке.
Я слышу, бьётся сердце, слышу, дышишь…
А слёзы? Нет, пустяк! Виной соринки…

Дубовый стол, истёрты половицы,
Бревенчатые стены, шифер мхом.
Стоят часы, как будто на границе,
На двух весах меж правдою и злом.

–Прости…– давил с груди молчавший хрипом.
–Да ладно, брат, прощу, и Бог простит…
Давай мы лучше на дорожку выпьем,
Пора домой мне, брат. Тебе ещё гостить…

И горькую до донца опрокинув,
Он встал из-за стола и вдаль побрёл.
Другой смотрел ему так долго в спину,
Сквозь белый свет почувствовал укол.

Глаза открыл от боли задыхаясь,
Он понял вдруг, что дышит, что живой.
И всей душой о прошлом слёзно каясь,
Увидел рядом с ним лежал другой.

С которым водку пили и общались,
Который сердцем всем его простил.
-О, лучше бы я сдох, а он остался!
Солдат о пуле в лоб у всех взмолил.

Быть может всех ошибок не исправить,
А прошлое другим уже не будет.
И каждый пред судом за всё предстанет.
Не стоит забывать, что все мы люди...

посвящается событиям в Донецком аэропорту.
05.10.14.
Sándor - magyar 15 Января 2020

Исповедь судьи... на счёт исповеди - это сарказм

Я – типичный судья Украины.
Точно знаю кого посадить…
А жена выбирает машину.
Позже сможем покупку обмыть…

Я решаю большие вопросы,
С теми, кто управляет страной.
А страной управляют бабосы.
Мне плевать на народ – на простой.

Вот вчера оправдал я убийцу,
Банду жуткую – позавчера.
После этого как не напиться?
Вместо сердца из баксов дыра.

Невиновен вот этот, я знаю,
Но не выгоден. Нечем платить.
Года три я ему намотаю
И поеду с друзьями кутить…

А вот этот, он что понимает?
У него поэтесса жена
О властях слишком много болтает,
А за это большая цена…

Можно через семью подобраться
И вот так я её накажу.
Помогу замолчать и сломаться.
Мужа тоже её посажу…

И меня непременно похвалят
За гнилую работу мою...
Справедливость? Её убиваю.
Вырубаю её на корню.

Я – судья и душевный калека.
Я – слуга у бабла и властей...
Как могу я судить человека,
Если сам – трус, подлец и злодей?!

Отчий дом

Ярославским вниманьем хотел насладиться,
но познал безучастье родимой земли.
Посмотрев отчий дом, захотелось напиться.
Под хламидой забвенья его погребли.
Он взирает на мир, словно каменный призрак,
из-под хмурых бровей безоконных глазниц.
Рядом, вскормленный властью, причесан, прилизан
особняк местной Думы молчанье хранит.
Прикрывает он дом от церковного лика,
что Советскую площадь ласкает перстом.
От златых куполов золоченые блики
не доходят до дома в обличии простом.
Вот уже двадцать лет отчий дом умирает
в самом центре селенья на Волге-реке.
Будоражащий память закат догорает
и сбивается рифма в кричащей строке

Мама

Мама!
В этом слове жизни воплощенье,
Таинство священного начала.
Так мы величаем милых женщин,
Для которых дети — это счастье.
Мама!
Это слово первым произносит
Маленькое чудное созданье.
То, что кроме радости приносит
Сладкие мгновения мечтаний.
Мама!
Это слово с криком вылетает
В миг, когда терзают испытанья,
И когда усыпано цветами
Ложе исполняемых желаний.
Мама!
Это слово шепчется последним
Смертью окропленными губами.
Это слово дарят по наследству,
Веря в нескончаемую память.

Поход за мудростью

Устав от городского бытия,
Я плелся по проселочной дороге.
Дорога, словно мертвая петля,
Опутывала стынущие ноги.
На небе кучковались облака,
Мрачнея от величия и силы,
Взирая на дорогу свысока,
Как смотрят на приезжих старожилы.
С востока налетевший ветерок
Заигрывал с верхушками деревьев.
С надеждой я молился на восток,
Пока не дотащился до деревни.
Глядели изумленно семь домов
На пришлого оконными щелями
И вился лишь единственный дымок
Над домом с обновленными сенями
Я робко постучался и вошел,
И сморщился от старческого взгляда
Он сердце за мгновение прожег
Премудрым и целительным зарядом.
Живые, но уставшие глаза
Седого остывающего старца.
Очнулся я и сел под образа,
Обласканный шершавыми перстами.
За печкою хозяйничал сверчок,
У печки - лопоухая собака.
"Приветствую"- сказал мне старичок:
"Куда бредешь без цели, бедолага".
"Иду туда, куда глаза глядят,
А если честно, то ищу покоя" -
Ответил я, потупив робкий взгляд,
Нащупав крест немеющей рукою.
"Найти покой сегодня мудрено,
Да и покой ли будет утешеньем.
Ступай домой, влюбляйся, пей вино,
Забудь о том, что жизнь не совершенна.
Я распрощался с дедом и ушел,
Отбил поклон страдающей деревне.
В лесной глуши покоя не нашел,
Но взял немножко мудрости на время.

Штормовое бессилие

Нева опять бежит волной
от Финского залива.
Вода уже у наших ног
поребрики залила.
Дал волю бешеным ветрам
неугомонный запад.
Он сеет панику и страх,
и все спешит залапать.
Но непреклонен град Петра,
крепки его ограды.
Он устоит в который раз,
и в этом сила правды.
Георгий Скрипкин 24 Сентября 2018

Игорю Талькову посвящается

Ты обещал вернуться, так вернись
в страну не дураков, а новых гениев.
Москве золотоглавой поклонись,
с Арбатом побратайся своим пением.

Пройдись пешком на Чистые пруды,
веков зеленый сон продолжи с ивами.
Спасательные выложи круги,
уважь аккордеонными мотивами.

Посеянные грезы отыщи,
пришло тобой рифмованное времечко.
Омой дождем ранения души
и выдай песней косности по темечку.

Коварный гость

Веленью времени поддавшись,
впустил я гостя на порог.
А он, желанию отдавшись,
пустился в долгий монолог.

Он расточал свои посулы,
вводил в манящий виртуал.
Шальная связь сводила скулы
и превратилась в ритуал.

С ним засыпал и просыпался,
ходил на службу и в пивбар.
Родным предложить расстарался.
Теперь он в доме правит бал.

Блестят iPadы и айфоны
в руках у призрачной семьи.
Общенье только с телефоном
с отрывом взгляда лишь на миг.

Он долбит хилое сознанье,
сбивает ложью с правоты,
лишает веры в созиданье,
коробит милые черты.

Внушает право на убийство
иль на мучительную смерть.
Кромсает прозу добрых истин
и тешит злобой круговерть.

И от него не увернуться.
Он стал хозяином в семье.
Ах, как же хочется проснуться,
не разуверившись в себе.
Пользователь 14735
Пользователь 14735 2 Ноября 2018

Национальная песня

Встань, мадьяр! Зовёт отчизна!
Выбирай, пока не поздно:
Примириться с рабской долей
Или быть на вольной воле?

Богом венгров поклянёмся
Навсегда –
Никогда не быть рабами,
Никогда!

Мы живём на белом свете
Перед дедами в ответе!
Вольным предкам нет покою
Здесь, под рабскою землёю.

Богом венгров поклянёмся
Навсегда –
Никогда не быть рабами,
Никогда!

Низок, мерзок и ничтожен
Тот, кому сейчас дороже
Будет жизнь его дрянная,
Чем страна его родная!
Богом венгров поклянёмся
Навсегда –
Никогда не быть рабами,
Никогда!

Блещет цепь, но вдвое краше
Засверкает сабля наша.
Так зачем носить оковы?
Пусть клинки сверкают снова!
Богом венгров поклянёмся
Навсегда –
Никогда не быть рабами,
Никогда!

Имя венгра величаво
И достойно древней славы.
Поклянёмся перед боем,
Что позор столетий смоем!
Богом венгров поклянёмся
Навсегда –
Никогда не быть рабами,
Никогда!

Где умрём – там холм всхолмится.
Внуки будут там молиться.
Имена наши помянут,
И они святыми станут.
Богом венгров поклянёмся
Навсегда –
Никогда не быть рабами,
Никогда!

Пешт. 13 марта, 1848 г.
Пользователь 14735
Пользователь 14735 2 Ноября 2018

Но почему...

Но почему же всех мерзавцев
Не можем мы предать петле?
Быть может, потому лишь только,
Что не найдется сучьев столько
Для виселиц на всей земле!
О, сколько на земле мерзавцев!
Клянусь: когда бы сволочь вся
В дождя бы капли превратилась —
Дней сорок бы ненастье длилось,
Потоп бы новый начался
Пользователь 14735
Пользователь 14735 15 Ноября 2018

Мужчина, будь мужчиной...

Мужчина, будь мужчиной,
А куклой — никогда,
Которую швыряет
Судьба туда-сюда!

Отважных не пугает
Судьбы собачий лай,—
Так, значит, не сдавайся,
Навстречу ей шагай!

Мужчина, будь мужчиной!
Не любит слов герой.
Дела красноречивей
Всех Демосфенов! Строй,

Круши, ломай и смело
Гони врагов своих,
А сделав свое дело,
Исчезни, словно вихрь!

Мужчина, будь мужчиной!
Ты прав — так будь готов,
Отстаивая правду,
Пролить за это кровь!

И лучше сотню раз ты
От жизни откажись,
Чем от себя! В бесчестье
К чему тебе и жизнь!

Мужчина, будь мужчиной!
Ведь не мужчина тот,
Кто за богатства мира
Свободу отдает!

Презренны — кто за блага
Мирские продались!
«С котомкой, но на воле!» —
Пусть будет твой девиз.

Мужчина, будь мужчиной!
Отважен будь в борьбе.
И ни судьба, ни люди
Не повредят тебе!

Будь словно дуб, который,
Попав под ураган,
Хоть выворочен с корнем,
А не согнул свой стан!
Пользователь 14735
Пользователь 14735 15 Ноября 2018

Надоевшее рабство

Все, что мог, я делал,
Втайне мысль храня,
Что она полюбит
Наконец меня.

Удержу не знал я, —
Так, спалив амбар,
Рвется вдаль по крышам
Городской пожар.

А теперь я слабым
Огоньком костра
Пред шатром пастушьим
Тлею до утра.

Был я водопадом,
Рушился со скал.
Мой обвал окрестность
Гулом оглашал.

А теперь я мирно
От цветка к цветку
И от кочки к кочке
Ручейком теку.

Был я горной высью,
Выступом скалы,
Где в соседстве молний
Жили лишь орлы.

Рощей стал теперь я,
Где в тени ветвей,
Исходя тоскою,
Свищет соловей.

Чем я только не был,
Чем не стал потом!
Девушке, однако,
Это нипочем.

Нет, довольно! Брошу!
Дорога цена.
Этих жертв не стоит,
Может быть, она.

О любовь, напрасно
Цепи мне куешь!
Пусть и золотые —
Это цепи все ж.

Я взлечу на крыльях,
Цепи сброшу ниц,
Так к себе свобода
Манит без границ!

Дебрецен, 1843 г.
Пользователь 14735
Пользователь 14735 15 Ноября 2018

Дикий цветок

Что вы лаетесь, собаки?
Не боюсь! Умерьте злость!
В глотку вам, чтоб подавились,
Суну крепкую я кость.
Не тепличный я цветочек,
Вам меня не срезать, нет!
Я безудержной природы
Дикий, вольный первоцвет!

А поэзию не розгой
Втолковал мне педагог —
Этих самых школьных правил
Я всегда терпеть не мог.
Лишь боящийся свободы
Вечно в правила одет.
Я безудержной природы
Дикий, вольный первоцвет.

Не для мнительных ничтожеств
Расцветать решил я тут —
Ваши слабые желудки
Вам покоя не дают.
Аромат мой для здоровых,
Добрый люд мне шлет привет.
Я безудержной природы
Дикий, вольный первоцвет.

И поэтому вы больше
Не кажитесь на порог —
Это будет все равно что
Об стену метать горох.
А начнете задираться,
Не смолчу я вам в ответ.
Я безудержной природы
Вольный, дикий первоцвет.
Пешт, 1844
Пользователь 14735
Пользователь 14735 18 Ноября 2018

Клин клином...

Ох, спина болит и ноет.
Ох, болит!
Я вчера в саду соседнем
Был избит.
Набалдашником тяжелым
Что есть сил
Наш сосед меня за груши
Колотил.
Но зачем же на деревьях
Каждый год
Поспевает этот сочный,
Сладкий плод?
Я считал: его недаром
Создал бог,
И от груши отказаться
Я не мог.
Сам не помню, как сорвался
Я с плетня.
Печень с почками столкнулась
У меня.
А сосед меня сграбастал
И опять
Начал пыль своею тростью
Выбивать.
«Вот тебе,- сказал: он,- груша.
Получай!
Вот тебе вторая, третья,
Шалопай!»
Столько груш я на деревьях
Не видал,
Сколько он своею тростью
Насчитал.
Это видел только с неба
Лунный луч.
Но луна накрылась шалью
Черных туч.
Видя все, что я в тот вечер
Перенес,
Пролила она немало
Крупных слез.
Он с ума сошел от злости,
Мой злодей.
С каждым разом бил он тростью
Все сильней.
Он смычком своим работал,
Как скрипач.
Только скрипка издавала
Громкий плач.
Отомщу же я соседу -
Скрипачу.
За побои я с лихвою
Заплачу.
Не топите вы осиной
Вашу печь -
Может искрами полено
Вас обжечь.
Я заметил, что частенько
Вечерком
Вы приходите под окна
К нам тайком.
У меня в глазу заноза
Вам видна,-
У себя же вам не видно
И бревна!
Запрещаете вы грушу
Мне сорвать,-
Сами ж ходите под окна
Воровать.
Мне вы грозно говорите:
«Не воруй!» -
А у тети вы крадете
Поцелуй.
Пусть за Библией зевает
Наша мать,
Буду в оба я за вами
Наблюдать.
И при первом поцелуе
В час ночной
Вас водою окачу я
Ледяной!
Пуста-Палота, апрель 1843 г.

Шандор Петефи в переводе С.Маршака.

ОНИ ШУТИЛИ

Они шутили... Внуки!
Ах, будущее! – Сны...
В одном окопе... В руки
Людей одной страны...

А правнуки – воюют!
Нет рук!.. Нет глаз!.. А я –
За правду! – Мировую!
Война негласная...

Перевернулся прáдед
В гробу... И говорит:
«Иже еси... Не рады?..
Врагу – (пунктир) едрит!...

Твою налево-право!..»
Ну, чё ты , дед, не спишь?
Растёт уже дубрава
С костей твоих... «Хамишь?!.

Не я один – со мною
Сосед... Да вся округа!
Ты Новый Мир построил?!»
Нет, дед... Идём по кругу...

По замкнутому... «Вижу!..
И от того душа
Срывает с гроба крышу...
И дышим... Не спеша...

Всё крутимся... Устали...
Эх, нашу бы... Потóмок!»
Да, чур тебя!.. «Чёрт с вами!»
Война шутила... Кома...
Sándor - magyar 28 Апреля 2019

Не зарекайся

Ни от тюрьмы, ни от сумы
не зарекайся
И у судьбы не брать взаймы
ты постарайся.

Она не спросит, что почем,
тебя не спросит.
Захочет - в темя кирпичом,
в кювет отбросит.

И ты окажешься один,
порвутся жилы,
С земли подняться у тебя
не хватит силы.

Искать ты будешь, кто твою
заметит муку,
Чтоб поддержать тебя – свою
протянет руку.

И будут мимо проходить
и безучастно,
Глаза стыдливо отводить.
Просить напрасно.

Они брезгливо уберут
тебя с дороги,
А сами дальше побегут –
сильны их ноги.

Но кто-то подойдет к тебе –
в глаза заглянет,
Плечо подставит и вперед
идти заставит,

Разделит хлеб напополам,
в тебя поверит,
Не за Спасибо – по-другому
не умеет.

И вспомнишь ты, как сам шагал
походкой твердой
Обочин ты не замечал –
был сильный, гордый.

…У каждого свои пути,
своё движенье.
И то, что будет впереди –
лишь отраженье

Того, что делаешь сейчас
И чем ты дышишь,
На что ты тратишь сил запас,
Что сердцем слышишь.
Sándor - magyar 24 Июня 2019

Звезда моя

А я хочу свою звезду зажечь!
И пусть горит, напоминая людям,
что я живу, что я на свете есть.
Пусть будет так, пусть хоть на время будет!
Звезда моя, звезда моя, гори!

Зажгу тебя осеннюю порою.
Да, я зажгу тебя!
Гори звезда со мною.
Любовь и Свет всем людям подари!
Гори звезда моя, звезда моя гори!

Гори звезда моя,
сойди на землю счастьем,
убереги от всякого ненастья,
от недругов меня убереги!

Но похвалу не буду петь я власти!
Гори звезда, пророка пробуди!
Владимир Симановский
Sándor - magyar 27 Июня 2019

Саласпилс

• Тот, кто забывает об истории, обречен на ее повторение.
Тот, кто не помнит своего прошлого, осужден на то, чтобы
пережить его вновь.
Тот, кто не учит историю, обречён её повторять.
Джордж Сантаяна


Детский лагерь Саласпилс – детский ад.
Там из детских душ расцвёл дивный сад,
под которым страшно стонет земля.
Не танцуй на той земле, не гуляй!

Там хоронится чудовищный страх,
пробивая землю стрелами трав.
Та земля собой укрыла детей,
и баюкает в сырой темноте.
Выпуская стебельком по душе.
Разве счесть лежащих в ней малышей...

Не поют там птицы, гнёзда не вьют.
Сквознякам дан в Саласпилсе приют.
Исстрадавшихся детей голоса,
прошивают всех пришедших в тот сад.
Хоть баюкает земля, словно мать
деток милых.
Слёз не сможешь сдержать.
Не ходи в тот сад и сердце не рви,
там земля тонула в детской крови.

А пойдёшь, возьми игрушку с собой,
положи на землю, молча постой.
Сам услышишь, как там стонет земля,
испод деточки лежат мал-мала.
Sándor - magyar 27 Июня 2019

Абажур из человеческой кожи

Памяти жертв Холокоста

Абажур из человеческой кожи,
портмоне, чехол, закладка для книги…
Сотни жизней эти вещи дороже,
материал то выбирали не Боги.
Отморозки, без моральных устоев.
Форма, свастика, восторженный выкрик:
«Хайль Гитлер», вскинув руки из строя,
в знак приветствия беды в этом мире.

А у фрау Ильзы новая сумка
из поляка, а быть может еврейки.
Для кого из них закончилась мука?
Стать кому забавой третьего рейха?

...В те элитные отряды эССа
набирали чистокровных арийцев,
чтоб цепными псами сделать" от беса".
Ад на землю вышел в кожаных берцах,
не жалея стариков и младенцев.
В мире не было историй подобных,
печи строили не чтобы согреться,
чтоб огонь кормить людьми в преисподней.

А у фрау Ильзы будут перчатки.
Кожу, фрау, три часа выбирала.
В печи бросят от перчаток "остатки",
непригодного теперь материала.

...Люди в пекло навсегда уходили,
через трубы улетая на небо,
оседая над бараками пылью…
Оставляя полосатые робы,
номера и золотые коронки.
Всё, что жизни оказалось дороже:
переплёт для книги с татуировкой,
абажур из человеческой кожи.


Р.S.
И;льза Кох,наиболее известна под псевдонимом «Фрау Абажур».
Получила прозвище «Бухенвальдская ведьма» и «Сука Бухенвальда» за жестокие пытки заключённых лагеря.
Кох также обвинялась в том, что приказывала убивать заключённых с татуировками, чтобы затем делать из человеческой кожи различные оригинальные поделки (в частности, абажуры, перчатки, переплёты книг)...
Рассказать друзьям