Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания (Страница 2)

Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания
Член Российского союза писателей.
Пишу стихи. Изданы одиннадцать сборников: «Небо надежды», «Альтруистическая рифма», «Откровения русской души», «От одиночества», «Как жить?», «Жизненные отголоски», «Россия, матушка моя», «Страницы лет перебирая», «Крестики, да нолики", "Мыслительные дебри" "Захватив в охапку ветер". Готовится к выходу двенадцатый сборник стихов. Изданы также романы «Непредсказуемость судьбы», «Жизнь без купюр», «Любовные похождения Меченосца» и «БИ». Изданы два сборника рассказов: «Жизненные откровения» — для взрослых и «Дорогие наши малыши» — для детей. Петербургскими композиторами на некоторые стихи были написаны песни. Подробнее обо мне можно узнать на сайтах www.skripkin.ru и www.detkiss.com - на этом сайте ежегодно проводится конкурс чтецов для детей.

Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания

Осенний снег

Осенний снег летит с простуженных небес.
Но до земли дойдет не каждая снежинка.
А небосвод похож на сказочную взвесь,
в которой солнце отражается на льдинках.

Предвестник холода и робкий озорник,
он намекает нам на зимние одежды.
И вот уже садовый мрамор и гранит
накрыт на зимушку попоной безутешной.

Отголосилась осень криком журавлей.
Оттанцевались листопадные утехи.
Ноябрь не будет ни красивей, ни милей,
но вряд ли кончатся осенние потехи.

В предвкушении осени

Я лето отгулял, не думая о грустном.
С нектаром пил взахлеб земную благодать.
Закусывал лучком и яблоками с хрустом,
пытался нежность чувств березкам передать.

Балдел от синевы и солнечной улыбки,
бросался с головой в июльское тепло.
В озерах и морях купался шустрой рыбкой
и дождику был рад, как маленький телок.

Но выпавший туман заставил оглянуться,
я в спешке рассмотрел осенний небосвод.
От ветреных затей березы стали гнуться,
опавшая листва пустилась в хоровод.

И мысли понесло в унылые трущобы.
Потух веселый взгляд при виде серых грез.
Представились холмы забрызганных сугробов
и грязные дворы, знакомые до слез.

Лукавая женщина

Лукавая женщина - глупость и разум.
Она же наивность и трезвый расчет.
Она раскрывается, только не сразу.
Ее откровенья не каждый прочтет.

Лукавая женщина, полная страсти,
По малым крупицам ее отдает.
Она, как дитя, забавляется счастьем:
То ласки не хочет, то лаской живет.

Лукавая женщина мечет соблазны
Щадящим огнем выразительных глаз.
Захочет и в будни подарит вам праздник
Захочет и в праздник не глянет на вас.

Лукавая женщина скромно красива.
Каприз излучает ее красота.
И в нем ее слабость, и в нем ее сила,
И в этом святая ее простота.

Три секунды

Три секунды – малая частица
в бурном море жизненных свершений.
И не каждый пробует решиться
сделать это время совершенным.

Три секунды – целая страница
в ярком содержании творенья,
Что в анналах может сохраниться
и звучать восторженным рефреном.

Три секунды – бремя испытаний
с полной концентрацией усилий.
Память, окрыленная мечтами
вкладывает заданную силу.

Три секунды - чистая победа
наших замечательных спортсменов.
И выходят новые полпреды
рыцарям советским на замену.

Маслена неделя

Ох, ты, Масленица – мать,
Блинная неделя.
На губах сметанный смак
И блаженство в теле.

В понедельник у снохи
Потчуют блинами.
Без ста грамм блины сухи
И сыры местами.

А во вторник смаковал
Дочкино творенье.
Подливал зять – хитрован
Мне за одобренье.

Средь недели у сватьи
Блинчиков наелся.
Прочитал хвалебный стих,
Бражкой поднагрелся.

А в четверг попутал бес
И завел к соседке.
Помню блин, что к бабе лез
И под глаз отведал.

А на пятый маслен день
Принят был зазнобой.
Съел блины, и стало лень,
Справиться со сном бы.

Во субботу восхвалял
Тещино уменье.
Не заметил, как умял
Двадцать штук – не мене.

А в воскресный день жена
Вместе с поцелуем
Чарку выдала к блинам:
«Кушай всласть, мой любый».

Так и жил бы, словно гость,
В благовонье блинном
Но настал Великий пост,
Кончилась малина.

Отчий дом

Ярославским вниманьем хотел насладиться,
но познал безучастье родимой земли.
Посмотрев отчий дом, захотелось напиться.
Под хламидой забвенья его погребли.
Он взирает на мир, словно каменный призрак,
из-под хмурых бровей безоконных глазниц.
Рядом, вскормленный властью, причесан, прилизан
особняк местной Думы молчанье хранит.
Прикрывает он дом от церковного лика,
что Советскую площадь ласкает перстом.
От златых куполов золоченые блики
не доходят до дома в обличии простом.
Вот уже двадцать лет отчий дом умирает
в самом центре селенья на Волге-реке.
Будоражащий память закат догорает
и сбивается рифма в кричащей строке

Не трогайте святое...

Не трогайте святое, господа.
Не пачкайте холеными руками.
Осталась же хоть капелька стыда
в душонках, что напичканы деньгами.

Осталась хоть граммулечка любви
к Отечеству, что жизнью наградила.
Иль, может быть, отравою увит
тот сад, какой судьба вам подарила?

Кощунствовать над памятью людей,
юродствовать над жертвами блокады
не смог бы даже конченый злодей
за золото блистательной награды.

Я верил людям...

Я верил людям, безоглядно верил людям,
не замечая ни корысти, ни хулы.
Нёс откровения в стихах на златом блюде.
Не забывал читать рифмованной хвалы.

Не отводил от них доверчивого взгляда,
не слыша шорохи завистливых речей.
Пытался строить отношения, как надо,
стараясь выдать в зной живительный ручей.

Я не жалел дарить душевную открытость.
Спешил на помощь без сомнений и тревог.
Прощал по глупости расхлябанную сытость,
А вот предательства простить никак не мог.

И только годы всё расставили по чести,
сорвав с событий показную мишуру.
Когда сознание избавилось от лести.
Когда заметил я нечестную игру.
Георгий Скрипкин 19 Сентября 2018

Осенний вальс

Я березовым зонтиком землю укрою
И перину из листьев тебе постелю.
На лирический лад струны ветра настрою
И сонет пропою, потому что люблю.

Потому что, взирая на синее небо,
позывные от ангела сердцем ловлю.
Он дарует улыбкой мне сладкую негу,
наслажденье которой с тобой разделю.

Я с тобой разделю это чудное ложе
под дразнящую нежность шуршащей листвы.
Для двоих ничего не бывает дороже,
чем манящая в таинство звездная высь.

Ангел-хранитель

Синевой взирает небо
на Петровский град,
И такому любопытству
град безмерно рад.

Купола церквей и храмов
золотом горят.
Катера на невской глади
вышли на парад.

Скутера у невской Стрелки
приглушают звук.
Петропавловский хранитель
смотрит на Неву.

Силу пристального взгляда
знает Петербург.
Этот взгляд его спасает
от житейских бурь.

Он хранит налет столетий
в парках и дворцах.
Он навечно поселился
в питерских сердцах.

Луна

Луна – небесная блудница,
ночная спутница Земли.
Как только солнышко садится,
так тени лунные легли.

Её игривое сиянье
руководит приливом чувств
и будит страстное желанье
с ответной жаждой – я хочу.

Она вольна и шаловлива,
любовных тайн не бережёт.
И бойтесь бурного отлива,
который лунный свет несёт.

Она захочет и пройдётся
серпом по хлынувшим страстям.
Иль полнолунием зайдётся,
ударив светом по устам.

Но чаще зорко охраняет
счастливый миг любовных пар.
И мир влюблённых понимает,
что лунный образ – божий дар.
Георгий Скрипкин

Тропка в осень

Мы проторили тропку в осень,
а ветер смыл дождем следы.
В кудрях осталась только проседь,
да в мыслях милые черты.

Я буду помнить наши встречи
под сенью преданных берез.
Меня разлуки срок не лечит,
и будоражит боль до слез.

И даже зимняя поземка
не остужает чувств к тебе.
Я спотыкаюсь, словно зомби,
о тропку осени в судьбе.

Две сестренки

Две курносые девчонки,
Не подружки, а сестренки
В Петербурге жили-были,
Мама с папой их любили.
Из игрушек у сестренок
Были десять собачонок,
Восемь кошек, восемь заек,
Восемь Знаек и Незнаек,
Три зубастых крокодила,
Два мохнатых гамадрила,
Девять Барби, пять матрешек,
Куклы в платьишках в горошек
И ревущие медведи.
Их пугались все соседи.
Были тигры и жирафы,
И фургон с названьем "Рафик"
Были лисы, были волки,
Но держали их на полке,
Чтобы птичек не пугали,
Чтобы зайцев не поймали.
Были хрюшки-неумейки,
Были маленькие змейки,
Две глазастых черепашки
И ушастый Чебурашка,
Две кудахтающих куры,
Лев один, но очень хмурый.
В общем было не до скуки,
Если прыгали на руки
То котята, то собачки,
То мартышки-забиячки.
Но у маленьких красавиц
Завелась в квартире зависть,
Превратив дележ игрушек
В балаган для побирушек.
Редкий день у двух задирок
Обходился без придирок.
А когда они кричали,
Никого не замечали.
Даже взрослых попугаев
Распри детские пугали.
А оторванные лапы
Мама прятала от папы,
Чтобы папа не ругал их,
А игрушки покупал им.
Так и жили две сестренки,
Две упрямые девчонки,
Ели кашу, подрастали
И совсем большими стали.
Нынче старшая сестрица
Стала первой ученицей.
Не пристало ей ругаться,
Нужно в школу собираться.
Стало в доме тихо, скучно.
Все игрушки сбились в кучу,
А печальная жирафа
Не выходит из-под шкафа.
Ждут из школы ученицу
И игрушки, и сестрица.
Только той не до собачек,
Не до кукол, не до скачек.
Много задано уроков,
Трудно выучить до срока.
И с игрушками сестренка
Тихо шепчется в сторонке,
Просит кукол не вертеться,
Помогает им одеться
И уводит на прогулку
По дворовым закоулкам.
Вот такие две сестренки,
Две примерные девчонки
В Петербурге проживают
И друг друга уважают.

Где-то...

Где-то небо плачет,
где-то солнцем жжет.
Где-то мир растрачен,
где-то сбережен.

Где-то возгорает
новая звезда.
Где-то вымирают
села, города.

Где-то за природой
числятся грешки.
Где-то на погоду
пишутся очки.

Нехотя кружится
жизни колесо.
Как бы нам решиться,
скинуть подлецов.

Как бы превратить нам
Землю в общий дом,
Чтобы не глумиться,
а ужиться в нем.

Дай мне, боже, терпения...

Дай мне, боже, терпения,
чтоб не выпустить беса,
чтоб из доброго гения
не вернулся повеса.

Дай услышать хорошее
из людских откровений.
И не только из прошлого,
но из новых мгновений.

Пусть последние волосы
не белеют от крика,
что звучит вместо голоса
от родимого лика.

Пусть родные общаются,
не скрывая душевность.
Пусть из уст вырываются
только смех и напевность.

Позови ты меня

В день весенний меня позови,
Я раскроюсь бутоном подснежника.
И укрою тебя до зари
Звездной шалью проснувшейся нежности.

Летним утром меня позови,
Я ворвусь к тебе солнечным лучиком,
Откровенно признаюсь в любви,
Провожу за порог ночь-разлучницу.

В день осенний меня позови,
Отведу я печаль нежной ласкою.
Наслажденье взыграет в крови,
Жизнь окрасится новыми красками.

В зимний вечер меня позови,
Подарю тебе страсть и желание.
Ты найдешь свое счастье в любви
Без намеков на боль и страдание.
Позови ты меня, позови …..

Весна - дарительница

Весна нам солнышко дарует,
цветные краски раздаёт.
Нагретым воздухом балует,
ручьями рифму создаёт.

Разносит рифму птичье пенье
по всей округе озорной.
Звучит природное творенье
победным гимном надо мной.

Весна капелью салютует
и землю ветром не студит.
И оттого душа ликует,
а сердце рвётся из груди.
Георгий Скрипкин 16 Сентября 2018

Родная армия

Родная армия воспрянула и встала на крыло.
Бойцы России гордо головы подняли.
Армады танков ловко траками утюжат полигон.
И самолеты в синем небе заблистали.

С подводных лодок наша сила устремляется свечой.
Знать пробудилась в океане непокорность.
И сердце радуется, чувствуя армейское плечо.
И душу греет в нас проснувшаяся гордость.

Вьюга

Я ждал любовь, явилась вьюга –
разлуки верная подруга.
Пути-дорожки замела,
печаль в сознанье занесла.
Для снега вытащил лопату,
очистил тропку до заката.
Для скуки нет таких лопат,
рифмую мысли невпопад.
А вьюга вновь стучится в двери.
Моим страданиям не верит.
Закрыл я двери на засов
и окунулся в лоно снов.
И снится мне, хозяйка вьюги
явилась в образе подруги.
Меня с мороза обняла
и в наслажденье увела.
Проснулся я от наслажденья.
Пропало чудное виденье.
Остался только вьюги вой,
как неприятный позывной.

В деревню

Проселочной дороги завиток
и неба лучезарный окоем.
Сиреневое лежбище цветов
украсило притихший водоем.
Я еду мимо плачущих ракит
в обитель деревенского тепла.
Там речка мелководная журчит
про чисто деревенские дела.
Там избы скучковались на холме
и пялятся на солнечный закат.
И Шарик снова выскочит ко мне,
а я его обязан приласкать.
Там воздух восхитительно пахуч,
и сказочны дремучие леса.
Там вечер по-весеннему певуч
с акцентами на птичьи голоса.
Там чувственно.., а впрочем, поворот,
и вот она деревня предо мной.
И Шарик суетится у ворот,
и в воздухе повеяло весной.

Ну, что за ночь

Ну, что за ночь, ну, что за ночь.
Порыва чувств не превозмочь.
Биенье сердца не унять.
Какая в ласках благодать.

Копилку страстную открой.
Займись любовною игрой.
Не отводи лукавый взгляд,
дышать тобой я очень рад.

Пускай глядит на нас луна,
возможность богом ей дана.
Прими мой сладкий поцелуй
и допьяна меня целуй.

Проныра - вредный звездопад
в игру вмешался невпопад.
Желаний всплеск умчался прочь.
Ну, что за ночь, ну, что за ночь.

Земля моя

Земля моя, планета средь планет,
Прости, что мы тебя бездумно топчем,
То сушим, то купаем в новых топях,
То недра твои пользуем на нет.
Я вижу, как ты искренне добра,
По мудрому щедра и терпелива.
Но где ж тогда людская справедливость,
Способная не делать новых ран.
Дождемся мы всевышнего суда,
Осудят нас за блажь и бессердечность.
Терпение моей Земли не вечно,
За ней сегодня праведный удар.

Бабушкины блинчики

Где бабушка, там блинчики,
которые хотим.
Без всякого приличия
мы блинчики едим.

Едим их со сметаною,
с вареньями едим.
Не ведая усталости
едим, едим, едим.

А бабушка довольная
на лавочке сидит.
Нам нежно улыбается
и весело глядит.

Улыбкой ободренные
едим еще по пять.
Животики наполнены,
желанья не унять.

Песнь российскому флагу

Я при жизни дождался дня,
Когда встала моя Россия,
И трехцветный российский стяг
Взвился в небо над крымской синью.

Я увидел российский флаг
На трибунах родимой Сербии,
Отошедшей от взрывов зла
И ни дня не терявшей веры.

Развивается триколор
В наших мыслях и в наших душах.
И на нем двуглавый орел
В бахроме золотистых кружев.

Я люблю тебя, мудрый орел,
Ты надежный посол России.
Тебе выпала важная роль
Стать гарантом разумной силы.

Снежное тепло

С неба падают снежинки,
создают уют.
Побеленные тропинки
в такт шагов поют.

Укрывает снег сомненья
белым полотном.
Успокаивает нервы
сказкой за окном.

Разливается по телу
снежное тепло.
Знать зима взялась за дело,
как же повезло.

Слепая ревность

Давай пригубим терпкого вина,
В последний раз мечты перелистаем.
Слепая ревность. В этом ли вина?
Мы друг от друга попросту устали.

Любовь мою ты выпила до дна
И гамму чувств сменила безразличьем
Одна печаль в глазах твоих видна,
Но лишь тогда, когда душа не злится

Прерви молчанье, я готов уйти.
Прими в наследство мнимую свободу,
Мне пожелай счастливого пути
И поклонись всезнающему богу.

Нева

От Ладоги до Финского залива
Выводит путь строптивая Нева.
У стен Орешка кажется пугливой,
А в град Петра заходит весела.
Ее веселье в радужном течений,
В волшебных бликах солнечной волны.
Биенье волн — источник вдохновенья,
С ним люди верят, что они вольны.
Неве к лицу гранитная оправа
И ожерелья питерских мостов.
Глядит достойно в реку берег правый,
А слева Зимний кланяться готов.
И проступает в водах величавость
От отраженья прелести дворцов.
И принимают невские причалы
Восторги яхт, судов и катеров.

Быстротечное лето

Тепло пришло в мой край без выбора.
Стряхнуло влажную усталость.
Вбираю солнце всеми фибрами.
Хочу, чтоб лето не кончалось.

А дни летят орбитой заданной,
мелькают жизненные даты.
И календарь, подобно жадине,
не хочет числами раздаться.

Куда спешишь ты – солнце ясное.
Побудь со мной еще немножко.
Ночную тьму спишу я в разное,
спишу хотя бы понарошку.

Откровения Фонтанки

Я вытекаю из Невы,
теку по центру Петербурга.
Я не хочу быть слишком бурной,
мои течения плавны.
Иначе быть и не должно,
дворцы не любят суетливость.
Я их приветствую учтиво,
блистать не каждому дано.
Люблю нависшие мосты,
но больше всех с конями Клодта.
Мне даже шум настырных лодок
не доставляет маеты.
И, словно с барского плеча,
Большой Неве дарю я воды.
И, отрекаясь от свободы,
могу волною покричать.

Поход за мудростью

Устав от городского бытия,
Я плелся по проселочной дороге.
Дорога, словно мертвая петля,
Опутывала стынущие ноги.
На небе кучковались облака,
Мрачнея от величия и силы,
Взирая на дорогу свысока,
Как смотрят на приезжих старожилы.
С востока налетевший ветерок
Заигрывал с верхушками деревьев.
С надеждой я молился на восток,
Пока не дотащился до деревни.
Глядели изумленно семь домов
На пришлого оконными щелями
И вился лишь единственный дымок
Над домом с обновленными сенями
Я робко постучался и вошел,
И сморщился от старческого взгляда
Он сердце за мгновение прожег
Премудрым и целительным зарядом.
Живые, но уставшие глаза
Седого остывающего старца.
Очнулся я и сел под образа,
Обласканный шершавыми перстами.
За печкою хозяйничал сверчок,
У печки - лопоухая собака.
"Приветствую"- сказал мне старичок:
"Куда бредешь без цели, бедолага".
"Иду туда, куда глаза глядят,
А если честно, то ищу покоя" -
Ответил я, потупив робкий взгляд,
Нащупав крест немеющей рукою.
"Найти покой сегодня мудрено,
Да и покой ли будет утешеньем.
Ступай домой, влюбляйся, пей вино,
Забудь о том, что жизнь не совершенна.
Я распрощался с дедом и ушел,
Отбил поклон страдающей деревне.
В лесной глуши покоя не нашел,
Но взял немножко мудрости на время.
Рассказать друзьям