Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания (Страница 6)

Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания
Член Российского союза писателей.
Пишу стихи. Изданы одиннадцать сборников: «Небо надежды», «Альтруистическая рифма», «Откровения русской души», «От одиночества», «Как жить?», «Жизненные отголоски», «Россия, матушка моя», «Страницы лет перебирая», «Крестики, да нолики", "Мыслительные дебри" "Захватив в охапку ветер". Готовится к выходу двенадцатый сборник стихов. Изданы также романы «Непредсказуемость судьбы», «Жизнь без купюр», «Любовные похождения Меченосца» и «БИ». Изданы два сборника рассказов: «Жизненные откровения» — для взрослых и «Дорогие наши малыши» — для детей. Петербургскими композиторами на некоторые стихи были написаны песни. Подробнее обо мне можно узнать на сайтах www.skripkin.ru и www.detkiss.com - на этом сайте ежегодно проводится конкурс чтецов для детей.

Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания

Весеннее звучание

Еще вчера резвился снег
и стужа заворот щипала.
Лениво вьюга завывала,
а нынче солнечный разбег.

И вот уже бегут ручьи
по руслам сонных буераков.
И стаи птиц вступают в драку
за гнезда, что пока ничьи.

В ветвях деревьев и кустов,
задрав хвосты, танцуют белки.
Весны приятные проделки
вскружили тысячи голов.

И птиц особенный язык
несет волну очарованья.
Повсюду слышится звучанье
природой созданных музЫк.

К тебе, любимая...

К тебе, любимая, прижмусь,
отдам свое тепло,
В твою улыбку завернусь,
прощу без громких слов.
И в дальний путь возьму с собой
последний поцелуй
Уйду, а ты, моя любовь,
напрасно не ревнуй.
На темном небе возгорит
еще одна звезда.
Она твой домик озарит
за прошлые года.
Согрей в руках холодный свет,
он холоден, но чист.
В твоей душе оставят след
согретые лучи.
И, может быть, в туманной мгле
увидишь ты меня.
Тоскливо б было на земле
без звездного огня.

В деревне

Обняла деревню речка -
быстрая вода.
Краше нет в краю местечка,
девки - хоть куда

Крутобедры, голосисты,
молния в глазах,
В кружевах цветного ситца
с лентой в волосах.

Мягкий пух, а не землица
встретит за рекой
Хлопцам грех не поселиться
на земле такой.

...Не печалься молодица,
высуши платок,
Приготовь воды напиться.
Чу, скрипит мосток.

Музыка любви

Музыка любви ласкает уши.
Музыку любви готов я слушать.
Чувства отдаю волшебным нотам.
Верю и люблю без всякой квоты.

Слышу я ее в цветении весен.
Чувствую ее, шагая в осень.
Радует меня звучанье лета.
Зимний снегопад играет светом.

Дождик веселит любовным ритмом.
Вижу этот мир теплом залитым.
Бегаю босой по летним лужам
и кричу – любовь, тебе я нужен.

Звон колоколов зовет к признанью.
Где же ты мое очарованье?
Музыка любви выводит к счастью.
В музыке любви аккорды страсти.

Речка - разлучница

Левый берег пологий,
Правый берег крутой.
До моей недотроги
Не коснешься рукой.

Разделила нас речка -
Ледяная вода.
На заветном крылечке
Не оставишь следа.

Через быструю речку
Перекину мосток.
На дрожащие плечи
Я накину платок.

Допьяна зацелую,
Проведу под венцом,
Навсегда окольцую
Обручальным кольцом.

Одуванчик

Добрый день!
Сегодня День жёлтого одуванчика.

Желтым цветом одуванчик вышел на поля.
Под зеленым покрывалом нежится земля.
Словно солнышко златое разлилось окрест
и уводит позолотой в таинство невест.
Золотистые веночки девушкам к лицу.
Знак заветного желанья на пути к венцу.
А когда в сердцах созреет лучик красоты,
Одуванчик белым пухом скрасит их мечты

Размышления Земли

Я вспоминаю мир, заполненный зверями.
Меня не утруждал их низкий интеллект.
Они росли в ладу с полями и лесами
и не плодили бед в течении многих лет.

Их встроенный инстинкт не рвал меня на части,
а жажда выживать не жгла леса огнем.
В спокойствии моем была их доля счастья.
И не было тогда намека на содом.

Но полчища пришли с высоким интеллектом.
Внедрились мне в нутро, загадили фасад.
И стали для меня красоты неба клеткой,
и превратилась жизнь в военный маскарад.

И топчут сапоги мою земную гордость,
и с рвением крушат мою земную плоть.
От их преступных дел камнями плачут горы.
Их ненависть и злость не сбыть, не побороть.

Смотрю на этот мир, и сердце замирает.
Оплакиваю жертв водой из родников.
И вспоминаю дни, когда была я раем
для мамонтов и львов, для вепрей и волков.

Облака

С легкой бедовой руки ветерка
В утреннем небе снуют облака.
Словно барашки, исследуя луг,
Синее небо находят вокруг.
Мечутся бедные в поиске трав.
В души барашков вселяется страх.
Видно придется кудрявым худеть,
За горизонт, похудев, улететь.
Что ждет барашков в чужой стороне?
Грозный пастух на лихом скакуне,
Или уснувшие в травах луга,
Или стоящие в поле стога.
Я на своем огороде лежу
И с замиранием сердца слежу.
Вдруг приведет голубой небосвод
Белых барашков на мой огород.

На берегу залива

Весна не в силах растопить
прибрежный лед залива.
Под сенью солнечных лучей
расселись рыбаки.
Вдали открытая вода
не в меру говорлива.
Но не тревожат небосвод
паромные гудки.

В объятьях этой тишины
я думаю о прошлом.
Ласкает память отчий дом
и полный жизни двор.
Я вспоминаю мамин взгляд
приветливый, хороший,
в котором виделся всегда
живительный узор.

И разливается в душе
блаженная истома.
Спасибо, юная весна
и солнечный залив.
Я заглянул всего на миг
в окно родного дома,
но за мгновенье получил
душевных сил прилив.

В родные края

Я тороплюсь в объятья преданных берез
И снова мчусь в родимый край, в мою Россию.
Меня влекут места знакомые до слез.
Я слышу звон колоколов под небом синим.

Уводит звон в потусторонние миры,
Сдвигает времени обшарпанные стены
И раздаются из космической дыры
Призывы душ непокоренных и нетленных.

Взывают души к православной чистоте,
Вещают мудрость созидательных истоков
Я вижу землю в первозданной красоте
И не скрываю неподдельного восторга.

Простите души, что в житейской суете
Мы милосердию становимся на горло
И под покровом обывательских утех
Не видим лица, почерневшие от горя.

Простите души, что малиновый рассвет
Мы продырявили безжалостно шрапнелью
И в одночасие запутавшись в родстве,
Не помним подвигов под общею шинелью.

Простите души, что с заплаканных берез
Сдирают варвары серебряную кожу.
Что выгоняя беспризорных на мороз,
Смеется наглость из зашторенных окошек.

Простите души за дешевую корысть.
Ручьи несчастий вытекают из корысти.
Грызем друг друга по примеру злобных крыс,
С уставшей Родины сбегаем словно крысы.

Простите души, но смятение пройдет,
Народ услышит вас и вспомнит о России
И будет славен созидатель, а не тот,
Кто сеет ненависть, предательство, насилье

Пасха

Пасха, звон колоколов
разливается в округе.
Мы поклоны бьем челом,
видим ангелов друг в друге.
Просветленные глаза
и доверчивые лица.
Чтобы доброго сказать,
с кем бы счастьем поделиться.
Налетай на куличи,
пробуй крашеные яйца,
Нас никто не уличит
в пошлой роли тунеядца.
Разговейся, друг, ухой,
зачерпни поболе ложкой.
Не кричи, я не глухой,
только где большая плошка?
Нынче выпить не грешно
нам божественной наливки,
Только чтоб не сбила с ног,
ну, да видно, ты не хлипкий.
Эх, гуляй, гуляй, народ
после постного томленья.
Время светлое грядет,
жизнь готовит перемены.

Безумная любовь

Побудь со мной еще немного,
улыбкой удиви.
Побудь со мною ради бога,
а лучше по любви.

Не жги меня надменным взглядом,
безумством не кори.
Безумен я, когда ты рядом
до утренней зари.

Безумен я, когда теряю
знакомый силуэт.
Брожу, бессвязно повторяя -
любим я или нет.

И учащенно сердце бьется,
разбрызгивая кровь.
В твоей груди не отдается
безумная любовь.

Весеннее оживление

Берёз российских зелень молодая
выносит робость на свои листы.
Из южных странствий птицы прилетают
и оживляют пением кусты.

Уже отцвёл изнеженный подснежник.
Уже трава раскинулась ковром.
И раздаётся солнечная нежность
всем тем, кто щедро делится добром.

И даже речка скромно присмирела.
В последний путь стремятся ручейки.
Семья бобров запруду присмотрела
и нарезает водные круги.

Во всей природе страстное желанье
и откровений новая волна.
Иду вперёд, куда меня заманит
тропинка та, что нежно зелена.

Весенний дождь

Когда весенний тёплый дождь
младую зелень орошает,
нам эта зелень возвещает
о том, что день дождливый гож.

О том, что вешняя вода
несёт живительную влагу,
что нам с небес явилось благо,
а с ним воспрянет красота.

Людские души расцветут,
как разноцветия на клумбах.
И в добрый путь тропинкой лунной
влюблённых чувства поведут.

Внучкин голос

Хитрющей внучки воркованье
ласкает старческое ухо.
Она само очарованье,
ей отказать, конечно, глупо.
И я опять иду навстречу
моей проснувшейся плутовке.
Ее простое красноречье
я не считаю за уловку.
И зря ученые вещают,
что каждый маленький — психолог.
Но отчего же сердце тает,
когда я слышу детский голос?

Блинчики

На тарелке солнышек целая гора.
Мама кличет доченьку — завтракать пора.
Не спешит, капризная, норовит доспать,
ах, какая сонная у нее кровать.
Но приятным запахом тянет от дверей.
Одевайся, милая, выйди поскорей.
Умываться некогда, прямо ко столу.
Не садись грязнулею, нет сегодня слуг.
И плетется нехотя девочка к воде,
а в головке копятся мысли о еде.
Ну, какие утречком могут быть дела,
и какие вкусности мама создала?
А когда увидела солнышек копну,
поперхнулась слюнями, не смогла сглотнуть.
Ела со сметаною и вареньем тож.
Некогда рассиживать, кушать невтерпеж.
Только слышен в кухоньке за ушами треск,
а в глазах у девочки благодарный блеск.
Вот какие блинчики мама испекла,
для любимой доченьки ласку сберегла.

Любимая

Любимая, не прячь пугливых глаз,
Я знаю, что тебе не безразличен.
Моя любовь в тебе отозвалась,
А ты упрямо требуешь приличий.
Любимая, напрасно не грусти.
Грустинка словно камень преткновений.
До старости сомненья отпусти,
А в старости любви не до сомнений.
Я вижу, как ты тянешься ко мне,
Касаешься воздушным поцелуем,
Но чувствам отдаешься лишь во сне,
А наяву надеждами балуешь.
Любимая, не сдерживай себя,
Не справиться одной с телесной дрожью.
Парит над нами общая судьба,
А от судьбы уйти себе дороже.

Картинки из вагонного окна

По белому безмолвию летит мой пассажирский.
Мелькает целомудрие нетоптаных снегов.
Скукожились без зелени березки – старожилы.
и только сосны с елями не вешают голов.

Деревни успокоились под белым покрывалом.
Избушки трехоконные не светятся огнем.
Дымок из труб не веется приятным зазывалой.
Дворы пустые нежатся под солнечным лучом.

От солнышка лучистого искрят поля без края.
Рулоны сеном сбитые спешат за горизонт.
Смотрю в окно вагонное, и сердце замирает.
И слышится в сознании весенний перезвон.

Весеннее солнце

Солнышко смеется по-весеннему,
Выдалось благое воскресение.
Волжская глубинка просыпается.
Девки озорные улыбаются.

Отчего же сердце мое екнуло?
Оттого, что милая заокала.
Оттого, что русская красавица
Добротой и преданностью славится.

Оттого, что льется песня-вольница,
Пляшет деревенская околица.
Смотрят старички, не налюбуются.
Молодость беспечная балуется.

Любимой женщине

Не зря вещают умудренные пророки,
что без любимой неуютен отчий дом.
Любимой женщине слагаю эти строки
и согреваю их особенным теплом.

В ее глазах я вижу чуткое томленье.
Из сладких уст ловлю душевные слова.
Моя любимая – источник вдохновенья,
который хочется с любовью воспевать.

Которым хочется безмерно наслаждаться
и только чувственным вниманьем наполнять.
С которым хочется гореть и возрождаться,
и о любви своей восторженно вещать.

Линии жизни

Люди рождаются и умирают.
А между датами — линии в жизнь.
Кто-то наследство в подол собирает,
Кто-то пасется у сытой межи.
Кто-то над златом накопленным чахнет,
Кто-то Отечеству верой служит.
Кто-то историю пишет по чакрам,
Кто-то скитается в страхе и лжи.
Кто-то лютует безжалостным зверем,
Кто-то врачует своей добротой,
Кто-то людей окрыляет доверьем,
Кто-то неверьем терзает покой.
Пересекаются линии жизни,
Туго сплетаясь в житейский клубок.
Но разделяют тугие пружины
Богом отмеренный розничный срок.

Забывчивость

Улетая в безбрежность, не забудь возвратиться.
Расставаясь с любимой, не спеши разлюбить.
Улетают на время перелетные птицы,
Им родимую землю невозможно забыть.
Забывая о ближнем, не ищи оправданий.
Перепутав причалы, не пеняй на судьбу.
Не бывает у жизни безымянных страданий,
Бессердечная память предается суду.

Глаза малышки

Доверие и искренний восторг,
И счастья незапятнанная шалость.
Мой маленький лучистый монитор,
С которого читаю только радость.
В нем вижу ожидание тепла,
И в сердце учащается биенье.
Прижму я обладательницу глаз
И с чувством расскажу стихотворенье.
Сияющие детские глаза
Осветят благодарностью пространство.
Они сегодня верят в чудеса,
Так пусть чудесным будет постоянство.

К малой родине

Прости меня заросший палисад.
Простите заколоченные окна
За то, что вам приветы не писал
Из невского красивого далека.

За то, что на гранитных берегах
Не думал я про волжские просторы.
И места не нашел в своих стихах,
Надеясь, что приеду очень скоро.

По родине болит моя душа
И требует к околице вернуться.
А мысли возле Невского кружат.
От них мне невозможно отвернуться.

Испытание блокадой

Фашистское ненастье
накрыло Ленинград.
Пожар людского счастья
увидел милый град.

Надолго затянулась
блокадная петля.
В тревогу окунулась
любимая земля.

Вползал в сознанье голод,
студилась в жилах кровь.
Крошил людей осколок,
лишая мирных снов.

Ломалась твердь гранита,
корежилась Нева.
Огнем и динамитом
взрыхлялись острова.

Под вражеским прицелом
великий город жил.
Возвышенные цели
в сознании выносил.

Не думая о славе,
достоинство храня,
российский дух прославил
и вышел из огня.

Метель

Зима пришла к нам только в феврале.
Примчались вдруг февральские метели.
Мы снежного добра давно хотели.
Мечтали на снегу оставить след.

И вот свершилась давняя мечта.
Мы вместе с детством в белый снег нырнули.
Потом слепили фирменные пули
и стали их без устали метать.

Восторгом оглашался горизонт.
Пугались даже смелые вороны.
Сражались мы без всяких церемоний.
Да здравствует заснеженный сезон.

Да здравствует пушистая зима,
донесшая до нас кусочек счастья.
Неправда, что метель – дитя ненастья.
Она для нас заснеженная мать.

Я - Россия

Накрыл надеждой триколор родную землю.
Уходит в прошлое лакейская боязнь.
Бурлит восторгами разросшаяся зелень.
Служенье Родине – почет, а не сарказм.

И я шагаю вместе с гордою Россией,
соприкасаясь в думах с дружеским плечом.
И в том плече я вижу правду доброй силы,
и раскрываюсь поэтическим ключом.

Для воспевания величия Отчизны
я не жалею восхитительных слогов.
А, если надо, поделюсь с Россией жизнью,
чтоб оградить ее границы от врагов.

Уроки истории

Ужель история не учит ничему?
Ее коверкают по-варварски, по-свински.
В геройство жалуют предательские списки
И преклоняются нацистскому дерьму.

Ну почему в моей израненной земле
Должны страдать войной истерзанные души?
От лживой наглости живые вянут уши,
И совесть морщится на сумрачном челе.

Ну почему опять воинственный нацизм
Повыползал из сатанинского навоза?
И вновь беснуется военная угроза,
И надрываются продажные истцы.

И безнаказанно кромсают города,
Приносят в жертву беззащитных и невинных.
Гореть в аду вам, новоявленные свиньи.
Огонь Победы выжжет нечисть навсегда.

Форосская церковь

Парит над Форосом великое чудо —
Знаменье на Красной скале.
Над ним потешались земные иуды
Без малого семьдесят лет.
Его оскверняли под ритмику джаза,
Срывали красу куполов.
Но вытравил ветер хмельную заразу
Из нехристианских голов.
И вновь воссияло святое величье
Над таинством крымской земли.
И радует церковь небесным обличьем,
Взывает и благоволит.
И я восхищаюсь священным твореньем,
В котором главенствует бог.
Горит в небесах золотое знаменье
На траверсе горных дорог.

Ялта

Южный берег Крыма,
Ялта в эпицентре.
Доброго радушья
памятник бесценный.
Мы идем любуясь
с набережной морем,
Местным колоритом
и курортной модой.
Солнечные яхты
машут парусами.
Взбалмошные чайки
спорят с небесами.
Лавочки резные
спрятались в тенечке.
Кроны у деревьев
балуют до ночки.
Своды ресторанов
манят разносольем.
Очень ароматно
южное застолье.
Рассказать друзьям