Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания (Страница 5)

Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания
Член Российского союза писателей.
Пишу стихи. Изданы одиннадцать сборников: «Небо надежды», «Альтруистическая рифма», «Откровения русской души», «От одиночества», «Как жить?», «Жизненные отголоски», «Россия, матушка моя», «Страницы лет перебирая», «Крестики, да нолики", "Мыслительные дебри" "Захватив в охапку ветер". Готовится к выходу двенадцатый сборник стихов. Изданы также романы «Непредсказуемость судьбы», «Жизнь без купюр», «Любовные похождения Меченосца» и «БИ». Изданы два сборника рассказов: «Жизненные откровения» — для взрослых и «Дорогие наши малыши» — для детей. Петербургскими композиторами на некоторые стихи были написаны песни. Подробнее обо мне можно узнать на сайтах www.skripkin.ru и www.detkiss.com - на этом сайте ежегодно проводится конкурс чтецов для детей.

Георгий Скрипкин - цитаты, высказывания

Ревность к прошлому

Ревность к женщине с именем «Прошлое»
в настоящем тебе не к лицу.
Мы сегодня желаем хорошего,
а точнее, стремимся к венцу.

Никуда моя рифма не денется,
что писал я в былые года.
И любовь к тебе не переменится
оттого, что случилось тогда.

Оттого, что в порыве влечения
я озвучил любовную песнь.
Прошлый стих не имеет значения,
так прижмись и умерь свою спесь.

Футбольная радость

Футбольный мяч мы, наконец-то, обуздали,
открыли перечень заслуженных побед,
каких соперники от нас не ожидали.
И это лучший для болельщиков ответ.

Гудят в восторге стадионные трибуны.
Российский стяг накрыл футбольные поля.
Лихие возгласы фанатов не сумбурны,
они кричалками нам души веселят.

И вместе с ними хороводит вся Россия.
За нашу сборную болеют стар и млад.
И эта «боль» несет заряд душевной силы,
которой любящий Россию очень рад.

У вечного огня

Стою у вечного огня,
смотрю на камень обелиска.
На камне нет фамилий близких,
но надпись трогает меня.

Она уводит в те года,
где кровью полнились шинели,
где люди гибли от шрапнели
иль пропадали без следа.

Где наша русская земля
в огне корежилась от боли.
Где героизм великой воли
бросали в жертву, не деля.

И подступает к горлу ком,
и благодарность не сдержать мне.
Вот вам мое рукопожатье,
зовите впредь меня сынком.

В деревне

Обняла деревню речка -
быстрая вода.
Краше нет в краю местечка,
девки - хоть куда

Крутобедры, голосисты,
молния в глазах,
В кружевах цветного ситца
с лентой в волосах.

Мягкий пух, а не землица
встретит за рекой
Хлопцам грех не поселиться
на земле такой.

...Не печалься молодица,
высуши платок,
Приготовь воды напиться.
Чу, скрипит мосток.

Не нужно...

Не нужно, милая рыдать,
Не нужно лишних оправданий.
Ты не умеешь долго ждать,
Отбросив право на страданья.

В твоих глазах не дремлет грусть,
Тебя не гложет чувство веры.
Любить и ждать - тяжелый груз.
Простая мысль, не я здесь первый.

Любить и помнить до конца,
До остывающего вздоха.
Иначе нет нужды в сердцах,
А без сердец сильна жестокость.

А без сердец одна лишь плоть,
А плоть бездумна и развратна.
Господь, всевидящий господь!
Любовь уходит безвозвратно.

Музыка любви

Музыка любви ласкает уши.
Музыку любви готов я слушать.
Чувства отдаю волшебным нотам.
Верю и люблю без всякой квоты.

Слышу я ее в цветении весен.
Чувствую ее, шагая в осень.
Радует меня звучанье лета.
Зимний снегопад играет светом.

Дождик веселит любовным ритмом.
Вижу этот мир теплом залитым.
Бегаю босой по летним лужам
и кричу – любовь, тебе я нужен.

Звон колоколов зовет к признанью.
Где же ты мое очарованье?
Музыка любви выводит к счастью.
В музыке любви аккорды страсти.

Речка - разлучница

Левый берег пологий,
Правый берег крутой.
До моей недотроги
Не коснешься рукой.

Разделила нас речка -
Ледяная вода.
На заветном крылечке
Не оставишь следа.

Через быструю речку
Перекину мосток.
На дрожащие плечи
Я накину платок.

Допьяна зацелую,
Проведу под венцом,
Навсегда окольцую
Обручальным кольцом.

Христос воскресе

«Христос воскресе» и «Воистину воскресе».
Слыхал я в детстве странные слова.
И мне казалось, где-то в поднебесье
Сияет в нимбе чья-то голова.

А на земле – подкрашенные яйца
И в каждом доме дразнят куличи.
Их носят ночью в церковь освящаться
Под тусклый свет лампады и свечи.

Поток людей зовется Крестным ходом,
Сверкают счастьем детские глаза.
Сдаются свечи лучикам восхода,
Ложатся спать хмельные голоса.

Но хрупок сон, когда приходит Пасха –
Церковный праздник в зареве цветов.
Катают яйца дети без опаски,
Крещеный люд отходит от постов.

«Христос воскресе» и «Воистину воскресе»
Слыхал я в детстве странные слова,
И мне казалось, где-то в поднебесье
Сияет в нимбе чья-то голова.

Безумная любовь

Побудь со мной еще немного,
улыбкой удиви.
Побудь со мною ради бога,
а лучше по любви.

Не жги меня надменным взглядом,
безумством не кори.
Безумен я, когда ты рядом
до утренней зари.

Безумен я, когда теряю
знакомый силуэт.
Брожу, бессвязно повторяя -
любим я или нет.

И учащенно сердце бьется,
разбрызгивая кровь.
В твоей груди не отдается
безумная любовь.

Весеннее звучание

Еще вчера резвился снег
и стужа заворот щипала.
Лениво вьюга завывала,
а нынче солнечный разбег.

И вот уже бегут ручьи
по руслам сонных буераков.
И стаи птиц вступают в драку
за гнезда, что пока ничьи.

В ветвях деревьев и кустов,
задрав хвосты, танцуют белки.
Весны приятные проделки
вскружили тысячи голов.

И птиц особенный язык
несет волну очарованья.
Повсюду слышится звучанье
природой созданных музЫк.

К тебе, любимая...

К тебе, любимая, прижмусь,
отдам свое тепло,
В твою улыбку завернусь,
прощу без громких слов.
И в дальний путь возьму с собой
последний поцелуй
Уйду, а ты, моя любовь,
напрасно не ревнуй.
На темном небе возгорит
еще одна звезда.
Она твой домик озарит
за прошлые года.
Согрей в руках холодный свет,
он холоден, но чист.
В твоей душе оставят след
согретые лучи.
И, может быть, в туманной мгле
увидишь ты меня.
Тоскливо б было на земле
без звездного огня.

В родные края

Я тороплюсь в объятья преданных берез
И снова мчусь в родимый край, в мою Россию.
Меня влекут места знакомые до слез.
Я слышу звон колоколов под небом синим.

Уводит звон в потусторонние миры,
Сдвигает времени обшарпанные стены
И раздаются из космической дыры
Призывы душ непокоренных и нетленных.

Взывают души к православной чистоте,
Вещают мудрость созидательных истоков
Я вижу землю в первозданной красоте
И не скрываю неподдельного восторга.

Простите души, что в житейской суете
Мы милосердию становимся на горло
И под покровом обывательских утех
Не видим лица, почерневшие от горя.

Простите души, что малиновый рассвет
Мы продырявили безжалостно шрапнелью
И в одночасие запутавшись в родстве,
Не помним подвигов под общею шинелью.

Простите души, что с заплаканных берез
Сдирают варвары серебряную кожу.
Что выгоняя беспризорных на мороз,
Смеется наглость из зашторенных окошек.

Простите души за дешевую корысть.
Ручьи несчастий вытекают из корысти.
Грызем друг друга по примеру злобных крыс,
С уставшей Родины сбегаем словно крысы.

Простите души, но смятение пройдет,
Народ услышит вас и вспомнит о России
И будет славен созидатель, а не тот,
Кто сеет ненависть, предательство, насилье

Размышления Земли

Я вспоминаю мир, заполненный зверями.
Меня не утруждал их низкий интеллект.
Они росли в ладу с полями и лесами
и не плодили бед в течении многих лет.

Их встроенный инстинкт не рвал меня на части,
а жажда выживать не жгла леса огнем.
В спокойствии моем была их доля счастья.
И не было тогда намека на содом.

Но полчища пришли с высоким интеллектом.
Внедрились мне в нутро, загадили фасад.
И стали для меня красоты неба клеткой,
и превратилась жизнь в военный маскарад.

И топчут сапоги мою земную гордость,
и с рвением крушат мою земную плоть.
От их преступных дел камнями плачут горы.
Их ненависть и злость не сбыть, не побороть.

Смотрю на этот мир, и сердце замирает.
Оплакиваю жертв водой из родников.
И вспоминаю дни, когда была я раем
для мамонтов и львов, для вепрей и волков.

Облака

С легкой бедовой руки ветерка
В утреннем небе снуют облака.
Словно барашки, исследуя луг,
Синее небо находят вокруг.
Мечутся бедные в поиске трав.
В души барашков вселяется страх.
Видно придется кудрявым худеть,
За горизонт, похудев, улететь.
Что ждет барашков в чужой стороне?
Грозный пастух на лихом скакуне,
Или уснувшие в травах луга,
Или стоящие в поле стога.
Я на своем огороде лежу
И с замиранием сердца слежу.
Вдруг приведет голубой небосвод
Белых барашков на мой огород.

Картинки из вагонного окна

По белому безмолвию летит мой пассажирский.
Мелькает целомудрие нетоптаных снегов.
Скукожились без зелени березки – старожилы.
и только сосны с елями не вешают голов.

Деревни успокоились под белым покрывалом.
Избушки трехоконные не светятся огнем.
Дымок из труб не веется приятным зазывалой.
Дворы пустые нежатся под солнечным лучом.

От солнышка лучистого искрят поля без края.
Рулоны сеном сбитые спешат за горизонт.
Смотрю в окно вагонное, и сердце замирает.
И слышится в сознании весенний перезвон.

Весеннее солнце

Солнышко смеется по-весеннему,
Выдалось благое воскресение.
Волжская глубинка просыпается.
Девки озорные улыбаются.

Отчего же сердце мое екнуло?
Оттого, что милая заокала.
Оттого, что русская красавица
Добротой и преданностью славится.

Оттого, что льется песня-вольница,
Пляшет деревенская околица.
Смотрят старички, не налюбуются.
Молодость беспечная балуется.

Любимой женщине

Не зря вещают умудренные пророки,
что без любимой неуютен отчий дом.
Любимой женщине слагаю эти строки
и согреваю их особенным теплом.

В ее глазах я вижу чуткое томленье.
Из сладких уст ловлю душевные слова.
Моя любимая – источник вдохновенья,
который хочется с любовью воспевать.

Которым хочется безмерно наслаждаться
и только чувственным вниманьем наполнять.
С которым хочется гореть и возрождаться,
и о любви своей восторженно вещать.

Внучкин голос

Хитрющей внучки воркованье
ласкает старческое ухо.
Она само очарованье,
ей отказать, конечно, глупо.
И я опять иду навстречу
моей проснувшейся плутовке.
Ее простое красноречье
я не считаю за уловку.
И зря ученые вещают,
что каждый маленький — психолог.
Но отчего же сердце тает,
когда я слышу детский голос?

Бабушкины блинчики

Где бабушка, там блинчики,
которые хотим.
Без всякого приличия
мы блинчики едим.

Едим их со сметаною,
с вареньями едим.
Не ведая усталости
едим, едим, едим.

А бабушка довольная
на лавочке сидит.
Нам нежно улыбается
и весело глядит.

Улыбкой ободренные
едим еще по пять.
Животики наполнены,
желанья не унять.

Любимая

Любимая, не прячь пугливых глаз,
Я знаю, что тебе не безразличен.
Моя любовь в тебе отозвалась,
А ты упрямо требуешь приличий.
Любимая, напрасно не грусти.
Грустинка словно камень преткновений.
До старости сомненья отпусти,
А в старости любви не до сомнений.
Я вижу, как ты тянешься ко мне,
Касаешься воздушным поцелуем,
Но чувствам отдаешься лишь во сне,
А наяву надеждами балуешь.
Любимая, не сдерживай себя,
Не справиться одной с телесной дрожью.
Парит над нами общая судьба,
А от судьбы уйти себе дороже.

Я горжусь российским парнем

Поздравляю настоящих российских мужиков с Днем Защитника Отечества!!!

Я горжусь российским парнем,
защищающим державу.
У него в петлицах память
боевой солдатской славы.
На его плечах погоны
с атрибутикой Победы.
И презумпция закона,
что писали наши деды.
На его фуражке совесть
в горделивом оформлений.
Он идет в наряд по зову,
по сердечному веленью.
И я верю, что надежно
охраняются границы.
Даже если невозможно,
он до смерти будет биться.

Глаза малышки

Доверие и искренний восторг,
И счастья незапятнанная шалость.
Мой маленький лучистый монитор,
С которого читаю только радость.
В нем вижу ожидание тепла,
И в сердце учащается биенье.
Прижму я обладательницу глаз
И с чувством расскажу стихотворенье.
Сияющие детские глаза
Осветят благодарностью пространство.
Они сегодня верят в чудеса,
Так пусть чудесным будет постоянство.

К малой родине

Прости меня заросший палисад.
Простите заколоченные окна
За то, что вам приветы не писал
Из невского красивого далека.

За то, что на гранитных берегах
Не думал я про волжские просторы.
И места не нашел в своих стихах,
Надеясь, что приеду очень скоро.

По родине болит моя душа
И требует к околице вернуться.
А мысли возле Невского кружат.
От них мне невозможно отвернуться.

Родился новый человек

(новому внуку посвящается)
Под петербургским ясным небом
родился новый человек.
Еще вчера он с нами не был,
а тут глазеет из-под век.

Кряхтит, как добрый старикашка,
кричит, не чувствуя груди.
Теперь он быль, уже не сказка,
с запасом жизни впереди.

И тянут добрые ручонки
к кроватке малого дитя
его братишки и сестренки,
и вся довольная родня.

Да что родня, тут даже кошка
спешит обнюхать малыша.
От страху пятится немножко
и застывает, чуть дыша.

Звучат фанфары в честь младенца.
В квартире слышен первый тост.
Лежит в кроватке наслажденье,
сопит приятно через нос.

Окрыленная новь

Искрометная ночь,
ослепительный день.
Все сомнения прочь,
все бессмыслия в тень.

Бесконечный поток
необдуманных фраз
Устремился в итог
в окончательный раз.

Снова солнце взошло
над моей головой.
Вдохновенье пришло,
повело за собой.

Загуляло перо
по бумажным полям.
Превратился в добро
перечеркнутый хлам.

Мне не хочется вновь
понапрасну тужить.
Окрыленная новь
показала на жизнь.

Линии жизни

Люди рождаются и умирают.
А между датами — линии в жизнь.
Кто-то наследство в подол собирает,
Кто-то пасется у сытой межи.
Кто-то над златом накопленным чахнет,
Кто-то Отечеству верой служит.
Кто-то историю пишет по чакрам,
Кто-то скитается в страхе и лжи.
Кто-то лютует безжалостным зверем,
Кто-то врачует своей добротой,
Кто-то людей окрыляет доверьем,
Кто-то неверьем терзает покой.
Пересекаются линии жизни,
Туго сплетаясь в житейский клубок.
Но разделяют тугие пружины
Богом отмеренный розничный срок.

Мама

Мама!
В этом слове жизни воплощенье,
Таинство священного начала.
Так мы величаем милых женщин,
Для которых дети — это счастье.
Мама!
Это слово первым произносит
Маленькое чудное созданье.
То, что кроме радости приносит
Сладкие мгновения мечтаний.
Мама!
Это слово с криком вылетает
В миг, когда терзают испытанья,
И когда усыпано цветами
Ложе исполняемых желаний.
Мама!
Это слово шепчется последним
Смертью окропленными губами.
Это слово дарят по наследству,
Веря в нескончаемую память.

Нева

От Ладоги до Финского залива
Выводит путь строптивая Нева.
У стен Орешка кажется пугливой,
А в град Петра заходит весела.
Ее веселье в радужном течений,
В волшебных бликах солнечной волны.
Биенье волн — источник вдохновенья,
С ним люди верят, что они вольны.
Неве к лицу гранитная оправа
И ожерелья питерских мостов.
Глядит достойно в реку берег правый,
А слева Зимний кланяться готов.
И проступает в водах величавость
От отраженья прелести дворцов.
И принимают невские причалы
Восторги яхт, судов и катеров.

Разговор с мамой

Рукой ласкаю твой портрет
с цветком бегонии.
Тебе на фото столько лет,
как мне сегодня.

Печалью тронуты глаза
с налетом скорби.
Они пытаются сказать
о страшном горе.

Я этот взгляд уже видал
в далеком прошлом.
Тогда значенья не придал
за всем хорошим.

И вот теперь молю судьбу -
верни наследство.
Махры сознанья тереблю,
впадаю в детство.

Но только памятью своей
беду не смоешь.
И недосмотр минувших дней
уж не замолишь.

Прости меня за ту печаль
и невниманье.
Я рад бы заново начать
со словом «мама».

В Крыму

Вершины гор укрыли облака,
Пусть отдохнут от солнечного зноя.
Они пришли сюда издалека
И принесли гармонию покоя.
Меня привлек парик из облаков
Своей родной, неброской красотою.
Такой же зрил у невских берегов,
Точней, в Можайском, прямо над горою.
Как тесен мир, и как прекрасен он.
Мне эту мысль навеял воздух Крыма.
Я обласкал его со всех сторон,
Ведь он один, такой неповторимый.
Рассказать друзьям