Истории из жизни

Интересные, необычные, трогательные и различные другие реальные истории из жизни.

Реальные истории из жизни

Мария Шадрина 2 Ноября 2021

Письмо из прошлого

Реальная история любви, которая меня очень тронула.

Звонок с утра раздался в тишине.
В дверях стоит моя соседка Мила,
Конверт с письмом протягивая мне.
«Тебе давно я передать забыла.

У нас ремонт. Я старое трюмо
Вчера под вечер долго разбирала,
И не поверишь, вот- нашла письмо,
Что двадцать лет в бумагах пролежало.

Я помню, в те далекие года
В моём почтовом ящике валялось.
Прости, отдать хотела, но беда,
Оно потом случайно затерялось».

О Боже мой, минуло столько лет!
Стою как столб, совсем лишившись воли.
В руках письмо- из прошлого привет.
И почерк столь знакомый мне до боли.

Как я тогда звонка его ждала!
Как со слезами вглядывалась в лица,
Себя ругала долго и кляла
За то, что слепо так могла влюбиться.

А ведь казалось, что нас счастье ждёт.
С надеждой мы о будущем мечтали.
Любви цветение сладкое, как мёд
Нас уносило в сказочные дали.

В тот день хотели кольца покупать,
Себе уже я снилась в платье белом.
Он не приехал, навсегда пропав,
Наверное, слишком многого хотела.

***

Конверт разорван, через пелену
Невольных слёз поплыли быстро строки:
«Светлана, я люблю тебя одну,
И без тебя мне очень одиноко.

В тот день приказ секретный получил-
С вещами срочно быть в военкомате.
И об отъезде я не сообщил.
Прости, что это было так некстати.

С тобой, родная, очень встречи ждал.
И от разлуки мучился, ревнуя.
И что не смог прийти, переживал,
Надеясь, что потом всё объясню я.

Мой Светик, я тогда ещё не знал,
Как Бог моей судьбой распорядится.
Что злобный рок уже кует кинжал,
Который с болью в душу мне вонзится.

И написать я права не имел
Оттуда, милая, тебе ни строчки.
День ото дня то взрывы, то обстрел,
Я Родине служил в горячей точке.

Я видел смерть товарищей в бою,
Был плена ад в холодной тёмной яме,
И вспоминал улыбку я твою
Томительными, длинными ночами.

Ужасной казни чудом избежал,
Спасибо наших воинов отваге.
Перед врагом не гнулся, не дрожал,
И не нарушил верности присяге.

Живу мечтой тебя поцеловать.
Всё будет- кольца, свадьба непременно.
Прошу тебя немножко подождать.
Приказ я должен выполнить военный.

Теперь, родная, можешь мне писать.
Я с нетерпением буду ждать ответа.
Словами очень трудно передать
Как я люблю тебя, мой Светик, Света».

***

Так значит, правда, он меня любил!
Письмо читаю снова я и снова.
Все годы в сердце его образ жил,
И не смогла я полюбить другого.

Судьба- злодейка разлучила нас.
О нём мечтала, а он ждал ответа.
В моей душе смятение сейчас.
Спасибо, милый, за послание это.

Как жаль, что больше он не написал.
Решил, быть может, что я ждать не буду.
Таков любви трагический финал.
Хотя в душе надежда есть на чудо.

Да, у него, наверное, семья.
Жена- красотка, подрастают дети.
Пусть так. Найти его решила я,
Чтоб на письмо забытое ответить.

Прямо сейчас же поиски начать!
Приехал к нам сюда из Ярославля.
Мне адрес неизвестен, может в часть
Военную его запрос отправлю.

А ночью снился мне волшебный сон.
Мы шли босыми по лугам весенним,
И под чудесный колокольный звон
Нас Богоматерь укрывала сенью.

***

Лазурь небес пронзают купола,
Течет степенно Волга по просторам,
Лишь знает Бог, как этот день ждала,
Передо мною славный русский город.

Заветный дом. Звенят колокола.
И застучало сердце учащенно.
Предупредить о встрече не смогла,
Не отыскала номер телефонный.

Второй этаж. Дрожащею рукой
Я до звонка дотронулась с волнением.
Ты дома, знаю, милый мой, открой.
Раздался скрежет и ключа движение.

Открылась дверь, засовами звеня,
Загрохотав, ключей упала связка.
И с изумлением полным на меня
Смотрел седой мужчина на коляске.

Все тот же взгляд открытый и родной
Глубоких синих глаз, как моря воды,
Густые брови с легкой сединой,
На лбу морщины наложили годы.

Суровей стали милые черты,
Он улыбнулся бледными губами.
«Глазам не верю, Светик, это ты?
Я рад тебе. Какими здесь судьбами?»

"Сергей, родной, жизнь разлучила нас,
И всё сложилась так несправедливо.
Послушай, правду я скажу сейчас.
Я лишь с тобой была тогда счастливой».

«Я тоже, Свет, всю жизнь тебя люблю,
Когда в бою на мине подорвался,
Решил я жизнь не омрачать твою.
Писать не стал, забыть тебя пытался.

Мысль о тебе я гнал день ото дня.
Но безуспешно, милая Светлана.
Нет женщины дороже для меня.
И от разлуки ноет в сердце рана».

«Твоё письмо я через двадцать лет
Смогла прочесть. Спасибо тебе, Боже!
И для меня тебя дороже нет.
Нас разлучить теперь ничто не сможет!»
Мария Шадрина 2 Ноября 2021

Старик и голуби

Меня потрясла история об одиноком старике, которого никто не навещал в больнице. Старик любил голубей и постоянно их подкармливал. Благодарная птица прилетела в палату к старику.
Люди быстро забывают добро, а птицы помнят! Родилось стихотворение.

Наклонились ивы над водой,
День стоял безоблачный и жаркий.
На скамейке дедушка седой
Голубей кормил в тенистом парке.

Он свою жену похоронил,
Изнывало сердце от печали,
Её снимки бережно хранил.
Отца дети редко навещали.

Каждый день, и в слякоть, и в мороз,
Шёл сюда он с палкой по дорожке,
И в кармане непременно нёс
Голубям зерно и хлеба крошки.

Ему силы придавала жить
О пернатых нежная забота,
Мог он даже душу им излить,
Может это странно для кого- то.

Но сердечко зашалило вдруг,
Устремилась скорая в больницу.
Птицы ждут, куда пропал их друг,
Кто приходит хлебом поделиться.

Старика никто не навещал,
Он один лежал в своей палате,
Удивился очень персонал,
Голубей увидев на кровати.
Мария Шадрина 20 Ноября 2021

Роменская Мадонна

Посвящается матери- героине Александре Авраамовне Деревской, единственной в мире женщине, которая воспитала 48 детей-сирот

Из Ленинграда прибыл эшелон.
В эвакуацию на Ставрополье
Сирот измученных доставил он.
Глаза детей, наполненные болью.

Дистрофики, живые мертвецы,
Что на ногах не могут удержаться.
Всех разобрали по домам жильцы.
Оставив самых слабеньких семнадцать.

Их горожане не хотели брать.
Да разве этих выходить возможно?
Лишь многодетная взяла их мать
К себе в семью, семнадцать, безнадёжных.

Потом сестёр и братьев забрала.
Решив, что деток разлучать негоже.
Семья большая с каждым днём росла.
Дружней и крепче становилась тоже.

Всех Александра хочет обогреть,
Она не может поступать иначе.
Спокойно жить и просто так смотреть,
Как без любви и ласки дети плачут.

Когда узнала, тяжело больной
В больнице есть младенец истощенный,
То сироту взяла к себе домой
И молоком поила кипяченым,

На печке грела, ночи не спала.
Он выжил, став чудесным карапузом.
Мальчонку чудом женщина спасла.
Ведь дети- это счастье, не обуза.

А он ходил за нею по пятам,
Держась за юбку длинную упрямо.
ВитькА прозвали Хвостиком тогда.
Он ни минуты жить не мог без мамы.

И женщину с прекрасною душой,
Широкой и поистине бездонной,
Хранительницу той семьи большой,
Прозвали люди Роменской Мадонной.

И сорок восемь воспитав сирот,
Им посвятила жизнь мать- героиня.
Она в сердцах детей своих живёт.
И каждый помнит дорогое имя.

А на могильной мраморной плите
Той женщины родной, любимой самой,
Под подписями всех ее детей
Начертано: «Ты- наша совесть, мама».
Пользователь 16700
Пользователь 16700 23 Февраля 2020
Она любила мужа больше жизни,
О нём одном все были только мысли.
Как вызвать на его лице улыбку?
Шла новая попытка за попыткой...
Он хмур был и предельно осторожен,
Заносчивый, характер очень сложен.
Ругался, пил, порою дебоширил,
Страдания жены совсем не видел.

Она ему варила макароны,
В них добавляла часто шампиньоны,
Как он любил, их сыром посыпала,
И майонезом тонко поливала.
А муж любил кататься на машине
И дома редко был по той причине,
А приходя, садился за компьютер,
Считая, что жена его не супер.

Она ему какао приносила,
А иногда заботою бесила.
Её он окликал порою грубо,
Кусая в кровь обветренные губы...
Жена однажды сильно заболела:
Ломило от простуды жутко тело,
А поздней ночью стала задыхаться,
Казалось, с жизнью может распрощаться.

Обычный грипп, а вызвал пневмонию.
В больницу увезли её впервые.
Остался он один, а в доме пусто –
Тяжёлое и горестное чувство.
Кататься на машине не хотелось,
«С женою что?» – одна лишь мысль вертелась.
Системник показался как коробка:
В нём жизни нет и никакого толка.

Впервые дома ужас поселился,
За голову он в панике схватился…
Что делать? Как помочь? Не понимает!
А страх ещё сильнее угнетает…
Нашёл давно забытые иконы,
Молился, кое-как творя поклоны,
Горячая слеза из глаз катилась,
Одно просил: жена чтоб возвратилась.

Заснул тогда, наверное, под утро,
Как в лихорадке, помнил вечер смутно.
Звонит будильник, надо просыпаться
И на работу быстро собираться.
Но нету сил, апатия свалилась,
Надежда на одно – на Божью милость:
«Господь, прошу, Ты только сделай чудо,
Теперь уже совсем другим я буду!».

Он вымолил её, она вернулась,
Вошла в квартиру, мужу улыбнулась,
От тяжести болезни стала тенью,
Ещё ей далеко до исцеленья...
Теперь уже сам муж готовил ужин,
Он знал, жене уход серьёзный нужен,
Варил ей макароны с тёртым сыром
И с подогретым подавал кефиром.

Легко в такой заботе поправляться,
И стимул есть болезни не сдаваться!
Прошла неделя – полностью окрепла,
Со временем забота не поблекла.
А нежность стала больше проявляться,
И чувства с новой силой развиваться.
Так женщину открыл в ней дорогую...
Как раньше он не замечал такую?

Сейчас её катает на машине,
Нет холодности старой и в помине.
Садиться реже стал он за компьютер,
Какао пьёт, жену считая супер...
Мы почему добра не замечаем?
И ценим лишь тогда, когда теряем?
Как важно осознать свою ошибку!
Не каждый раз шанс будет на попытку.

Обрыв

Я помню, когда мне было лет двенадцать, мы сидели с Ромой на краю обрыва. Мы разговаривали, болтали, смеялись...
"Ой, смотри!" - неожиданно сказал он.
Я повернула голову, и увидела девушку. Ей было лет двадцать, ну не больше. И такая была красивая...
Мы решили подойти к незнакомке.
"Что вы здесь делаете, дети?" - с удивлением спросила она, увидев нас.
Мы ответили вопросом на вопрос:
"А что ВЫ делаете?"
Вместо ответа нам, девушка тяжело вздохнула. Потом она поднялась, и расправив, как ангел, руки, хотела упасть в обрыв. И вот она уже летела вниз, но Рома очнулся первым: он стал карабкаться вниз, к выступу в скале. Когда я спустилась следом, оказалось, что девушка упала прямо на этот выступ, и почти нечего себе не повредила.
"Зачем вы это сделали?" - шёпотом спросила она.
"Но иначе вы бы разбились..." - ответили мы.
"Ах, дети-дети..." - только и сказала она.
После чего мы вызвали скорую, и всё обошлось.
Но вот, проходит время. И нам уже 14. Мы с Ромой стали встречаться, и постепенно наша дружба стала перерастать в отношения. В один из тех мягких вечеров, когда мы гуляли, я спросила у него:
"Ром?"
"У?"
"А насколько ты меня любишь по... Шкале от 1 до 10?"
Вопрос был с подковыркой, и я ждала, когда он ответит 100, или что-то в этом духе. Ответ его поразил меня:
" 0. С чего ты взяла, что я вообще люблю тебя?"
После этого моё сердце осталось разбитым, и чтобы возместить боль, я стала писать стихи и притчи здесь.
С тех пор я каждый день прихожу на обрыв, и еле подавляю желание выброситься, как та девушка...

Двойное счастье

Эта удивительная история никого не оставит равнодушным. У двух женщин, которые лежали в одной палате, родились младенцы. Детей перепутали в роддоме. Так в русской и татарской семьях воспитывали чужих дочерей. Через 16 лет они узнали правду…

Ей улыбнулось солнце ярким светом,
С конфетами медсестрам и врачам,
У стен роддома, с праздничным букетом
Роскошных роз, счастливый муж встречал.

Какая радость, подарила дочку!
«О, Боже, как за вас переживал!
Какое чудо! Носик, глазки, щёчки».
Светлану с крошкой он расцеловал.

«Домой скорее. Там уже сестрёнки
Маришку ждут» - поторопил супруг.
И милый сверток в розовых пеленках
Он у Светланы гордо взял из рук.

И Гульфию, соседку по палате,
Пришла встречать вся дружная семья.
Весёлый смех, восторг, цветы, объятия.
«Малышка- прелесть, матур, Гульфия!»

Дитя обряд ждал имянаречения,
Азан шептал ей на ухо мулла.
Он произнес Ралина. В то мгновение
Родная дочка имя обрела.

***

В двух дружных семьях подрастали крошки.
Как много стало радостных забот!
«Сказала «мама», посмотри, на ножки
Уже сама Мариночка встаёт!»

«Ралина куклу эту полюбила.
Смотри, её укладывает спать!
Послушай, как смеётся детка мило.
Ко мне на ручки просится опять».

«Так не похожа на своих сестричек
Маришка наша», - как-то муж сказал.
Темноволоса, черные реснички,
Миндалевидны карие глаза.

В семье у Гули замечают тоже,
Что их Ралина, цветом синих глаз
И льном волос на мужа непохожа.
«В кого ж она такая родилась?»

Догадки строят, как так получилось,
В прабабку или в прадеда пошла?
Ну почему, скажите вы на милость,
Она такая. Странные дела.

Закралась в семьи горечь подозрения.
Соседки косо смотрят Гуле вслед,
Отводит муж глаза на уверения,
Что он один любимый много лет.

И у Светланы все неладно стало.
Позавчера с работы шла домой.
«Смотри, дитя, шалава, нагуляла»-
Шептались бабки за ее спиной.

И муж теперь озлобленный и нервный,
В глазах его сомнения и боль.
И ей не верит тоже он, наверное.
«Бог, с испытанием справиться позволь».

***

Летело время, девочки взрослели,
Уже идут учиться в первый класс.
Цветов охапки, яркие портфели,
Под трель звонков учеба началась.

Большие банты в косах белокурых,
В глазах Ралины- неба глубина,
Чуть угловата хрупкая фигура,
Она добра, застенчива, скромна.

Есть у неё четыре старших брата,
И две сестрёнки младшие растут.
Семья живет достойно, небогато,
В почёте там радушие и труд.

Ее отец «принцессой» называет,
Свою Ралину он боготворит,
А мама тоже в ней души не чает,
В её большой семье любовь царит.

***

В другой семье резва, черноволоса
Растет Марина, девочка- огонь.
Других мальчишки дергают за косы.
Ну а её, попробуй, только тронь!

Дугою брови, пышные ресницы,
В глазах раскосых искорки горят,
Как маки губы ярки, смуглолица,
Она бесспорный лидер у ребят.

Во всем Маришка маме помогает,
В ее руках все спорится всегда,
Её отец и мама обожают,
«Вот непоседу Боженька нам дал!»

Голубоглазы все в семье, блондины,
«Бледны ресницы»- плачется сестра,
«Как непохожи сестры на Марину»-
Свекровь Светлане молвила вчера.

***

Так незаметно семь лет пролетело.
«Вот ученица новая у нас.
Знакомьтесь дети». Тихо и несмело
Вошла Ралина в незнакомый класс.

Семь первых дней безрадостными были.
«Эй ты, тихоня, что опять молчишь?»
Над ней смеялись и ее дразнили.
«Ралинка, ты- белесая, как мышь».

Потупив взор, не знала, что ответить.
«Мы не возьмём тебя с собой в кино».
Смеялись громко, до упаду дети,
Портфель Ралины, выбросив в окно.

Лицо закрыла бедная Ралина,
Глаза и щеки горько слёзы жгут.
«Как вам не стыдно?"- Крикнула Марина
"Не надо плакать. Как тебя зовут?»

Она неделю не ходила в школу
И незнакома с новенькой была.
«Вести с ней так я больше не позволю.
Не потерплю жестокости и зла».

«И знай, с тобой подруги мы отныне.
Прошу тебя, поверь моим словам,
Что никогда и никому, Ралина,
Тебя в обиду больше я не дам».

***

И в самом деле, девочки сдружились.
Всё время вместе, не разлей вода.
Сидят за партой, шьют, рисуют или
Гуляют в парке, но вдвоём всегда.

Они друг друга очень дополняют.
И нет им вместе времени скучать.
Одна романы и стихи читает,
Другая любит петь и танцевать.

***

Как ей в гостях уютно у подружки!
Удобный, тёплый у Ралины дом.
Здесь вместо стула можно на подушке
Сидеть, болтать и пить чай с молоком.

Готовить вкусно тетя Гуля любит.
Балеш, калжу, азу и кызылык.
Ей по душе татарские все блюда,
Ведь можно просто проглотить язык.

Марине тётя Гуля рада очень.
«Возьми сестрёнкам»- ей чак-чак даёт.
«Рахмет, Мариш. Мне рассказала дочка,
Как ты тогда вступилась за неё.

На тебя, глядя, юность вспоминаю.
И узнаю свои лица черты.
Была я тоже очень шебутная,
И на меня похожа, правда, ты».

***

У дочери Светланы именины.
Накрытый стол и полон дом гостей.
«Вот, угощайся - вкусный торт, Ралина,
С малиной чай или с жасмином пей».

На дочерей её она похожа,
А с Натой, старшей - ну одно лицо.
И на неё, когда была моложе,
«А вот чай тоже вкусный, с чебрецом».

«А вы бы мой гостинец развернули,
На именины, что вам принесла -
Пирог, который моя мама, Гуля,
Для вас вчера специально испекла».

Вдруг мысль в её мозгу зашевелилась-
«Как же глупа была все годы я»,
И сердце в ритме бешеном забилось.
Как имя твоей мамы? Гульфия?"

Не может быть. Неужто правда это?
Перед глазами меркнет белый свет.
«Врача, скорее! Тебе плохо, Света?»
«Нет. Теперь есть на мой вопрос ответ».

Она чужую дочку воспитала,
Но дочерей родных она родней,
А дочь родная чужой дочкой стала.
Живя с ней рядом, близко, но не с ней.

Господь за что такое с ней случилось?
Как пережить? О, Боже, помоги!
Какого счастья, радости лишилась-
Увидеть дочки первые шаги.

И колыбель дочурки не качала,
И было так начертано судьбой,
Что слово «мама» тоже прозвучало
Не для неё, для женщины другой.

И песни дочке добрые не пела,
И не читала сказки и стихи,
Не наблюдала, как она взрослела,
Не покупала платья и духи.

Она уже почти что взрослой стала.
Мое дитя, Господь, благослови!
Спасибо женщине, что воспитала
Мою дочурку кровную в любви.

И в этот вечер с горькими слезами
И повторяя: «Доченька моя»,
На небо глядя, с теми же словами
К Аллаху обращалась Гульфия.

***

Шесть лет промчались. Мая середина.
Цветут сады. Весенний вечер тих.
"А наша замуж собралась Марина.
Сейчас придет знакомиться жених".

«Готов лагман». «Шурпу несите, дочки».
«Побольше в плов приправы положи».
«Салфетки лучше белые, в цветочек».
«Как пирожки, Светлана, хороши!».

«Я Оливье на центр стола поставлю,
Где, Гуль, большая ваза для цветов?»
«Мам, «Цезарь» новым соусом заправлю?»
«Вот сельдь под шубой». «Закипает плов!»

Взволнованно беседуют мужчины:
«Уже невеста. Как года летят».
«Красавица и умница Марина.
Для будущего мужа-просто клад».

Заманчиво витают ароматы,
И чистотой сияет дом большой.
Здесь дорогого гостя, чем богаты,
Семьёй сплоченной встретят всей душой.

***

«Привет, родной! Тебе я очень рада.
Букет красив! Пойдём к столу скорей».
И озарив семью счастливым взглядом,
Она сказала: «Это мой Андрей».

«Знакомься, вот мои четыре брата:
Амир, Ахмет, Динар и Бахрияр,
Мои сестрички - Александра, Ната,
И младшие - Зухра и Зульфия.

Обводит взглядом всех Андрей по кругу.
«Вас познакомить мне теперь пора:
Моя Ралина, лучшая подруга
И самая любимая сестра».

А это папа мой- Максим Петрович,
Булат Азарович – второй отец".
Андрей приподнял в изумлении брови.
"И вот мои две мамы наконец.

Знакомься, моя мамочка Светлана,
И вот моя мамуля Гульфия".
«Марина, ты смеешься? Как всё странно,
Родная, ничего не понял я.

Ты надо мной, наверное, пошутила?»
Взглянул Андрей в раскосые глаза.
"Нет, это правда. Ты поверь мне, милый,
Порой бывают в жизни чудеса".

Теперь у каждой дочки есть две мамы,
У каждой есть два любящих отца.
Благодарят за то, что стали самой
Семьей счастливой все они Творца.

Пусть он послал им в жизни испытание,
Преодолеть его хватило сил.
За доброту, любовь и понимание
Он им двойное счастье подарил.

Блокада Ленинграда. Кот и попугай

Этот случай из жизни девочки описан в книге Гранина и Адамовича «Блокада»

Заснеженный блокадный Ленинград.
Бомбежек гром, и на земле застылой
Умершие на улицах лежат,
Никем не погребенные в могилы.

Вой ветра и разрушенных домов
Зияют устрашающе глазницы,
Мороз тридцатиградусный суров,
Буржуйка в старом доме чуть дымится.

Фанерой заколочено окно.
Коптит печурка, еле согревая,
В заледеневшей комнате темно.
Даю две крошки хлеба попугаю.

Немеют руки и больной живот
Уже который день нещадно сводит,
И примостился рядом тощий кот.
Молящие глаза с меня не сводит.

Так и сидим с питомцами втроём,
Замерзшие, и как же есть охота!
Мы нашу маму с нетерпением ждем.
Быть может принесет покушать что-то.

Бессильно закрываются глаза,
И сразу борщ горячий представляю,
Наш новогодний праздник год назад,
Пирог с капустой мамин вспоминаю.

Согреюсь хоть немножко кипятком
И, завернувшись в одеяло, лягу.
Накрою тёплым Мурзика платком,
Ему ведь тоже холодно, бедняге.

Стал на себя любимец непохож-
Живой скелет и в клочья шерсть свалялась.
Животных больше в доме не найдёшь.
Их в городе почти что не осталось.

Каким-то чудом Мурзик уцелел.
Стоит закрытой клетка с попугаем.
Как бы голодный кот его не съел.
Об этом всей семьёй переживаем.

Вчера подружка Лена умерла
И бабушка- соседка по площадке.
Скорей бы уж мамулечка пришла.
И в полусне я вижу шоколадку.

Нам говорит давно уже отец,
Что Мурзик может стать для нас спасением.
Он, очевидно, больше не жилец,
И съесть его придется, без сомнения.

Об этом даже думать не могу,
Такой кошмар себе не представляю.
Я горько плачу, слёзы щёки жгут.
Кота оставить папу умоляю.

Отец молчит и злится. С каждым днем
Я вижу, что терпение на исходе.
Он ходит мрачный. Нет лица на нём,
И от меня глаза теперь отводит.

***

Но всё однажды случай изменил.
Отец увидел, что стоит пустая,
Раскрыта клетка, где наш Кеша жил.
И на качелях нету попугая.

«Вот берегли сокровище своё,
А оно птичку бедную сожрало»
«Иди сюда! Они сидят вдвоём!»-
И я на стул на кухне показала.

В такое даже верится едва.
Друг к другу тесно, трепетно прижались
Два изможденных тихих существа.
Они, обнявшись, вместе согревались.

Незабываем этот эпизод.
Наш Кеша лёг усатому на шею,
И вокруг птицы осторожно кот
В клубок свернулся, попугая грея.

Отец заплакал… Что было потом?
Тянулись дни, что были сущим адом.
Мы выжили, и со своим котом
Мы праздновали снятие блокады.

Мохнатый страж

Иду однажды в гости к подруге. Дворик у них чудный - закрытый, с одной стороный арка-выход, с другой дорожка - выезд. Вхожу по дорожке и вижу: огромный пес, системы "слонопотам" (то ли черный терьер, то ли московская сторожевая) несет в зубах маленького ребенка. ЧТО ДЕЛАТЬ?

Обмирая, готовлюсь визжать не своим голосом, но пес спокойно кладет ребенка в песочницу, где копошатся еще двое таких же, и укладывается рядом, морда на лапы, типа дремлет. Второй малыш, оглянувшись на собаку, вылезает из песочницы и шлепает к арке - там же так интересно: люди, машины, оживленная улица...

Пес из-под мохнатых бровей наблюдает. Когда до арки остается 5 малышачьих шагов, пес встает, в 2 прыжка догоняет "нарушителя", берет за капюшончик, относит в песочницу, ложится... Граница на замке!!!

Ноктюрн Шопена. Наталья Карп

В «Списке Шиндлера» есть такой эпизод: узница лагеря смерти играет ноктюрн Шопена на празднике в честь дня рождения коменданта, и тот, покоренный искусством пианистки, соглашается сохранить ей жизнь. Этот эпизод основан на реальных событиях: узницей, обязанной своей жизнью ноктюрну Шопена, была знаменитая еврейская пианистка Наталья Карп. Она умерла 9 июля 2007 года в возрасте 96 лет.

Она пыталась гнать все мысли прочь,
И не мигая в потолок смотрела.
Последняя, мучительная ночь
В бараке в ожидании расстрела.

Воспоминанья плыли в голове,
Ей было никуда от них не деться.
Цветущий сад, росинки на траве,
Уроки фортепьяно в раннем детстве.

Улыбки мамы, дедушки, родных,
Взгляд мужа, кто не выжил под бомбежкой,
Сегодня утром она встретит их.
Осталось подождать совсем немножко.

***

Там неизвестность, а здесь- сущий ад,
В который немцы Краков превратили.
Разденут донага, построят в ряд
Перед траншеей. Выстрел. И в могиле.

Конвейер смерти. Тысячи людей
Уничтожают в лагере злодеи,
Не пощадив ни женщин, ни детей.
Умерщвлены должны быть иудеи.

Фанатик, крови жаждущий, решил,
Что все евреи- "недочеловеки".
И изверги без сердца и души
Безумие творят в двадцатом веке.

Концлагерь Плашов. Комендант- садист,
И зверь таким жестоким не бывает.
Собственноручно яростный расист
Евреев ежедневно убивает.

***

За ней пришли. Что ж, так тому и быть.
Но не на казнь. Наталью удивило -
Приказано немедленно прибыть
К Амону Гёту узнице на виллу.

В честь дня рождения преподнести
Должна «сюрприз» злодею пианистка.
Сегодня Бог дал шанс ей жизнь спасти.
В разгаре праздник в доме у нациста.

Как много тостов произнесено,
В мундир нарядный, белый облаченный,
Пьет комендант игристое вино,
И замирает сердце заключенной.

Коснулся гребень спутанных волос,
Ей парикмахер делает прическу.
"Играй, же, Сара!"- в зале раздалось.
"Спаси меня, родная Матка Боска!"

Так женщин всех еврейских, до одной
Всегда фашисты «Сарой» называют.
Деревенеют пальцы и волной
Ее холодной страха накрывает.

Она с тех пор, как началась война,
Почти четыре года не играла
На фортепьяно. И теперь должна
Сыграть. Но что? Наталия не знала.

В душе несчастной происходит спор,
Кругом веселье. Её выбор труден.
Ноктюрн Шопена до- диез минор,
Наполненный печалью. «Будь, что будет!»

***

Она коснулась клавиш чуть дыша,
И звуки нарастали постепенно.
О чем стонала, плакала душа
Передавала музыка Шопена.

Тоска и боль, и горечь от утрат,
Ночной луны холодное сиянье,
Гроза в ночи, и молнии разряд,
И в дымке сумрачной воспоминанья.

Молитву пел оживший инструмент,
Ее душа стенала и страдала,
Немели пальцы и в любой момент
Она подспудно выстрел ожидала.

Наполнив зал щемящею тоской,
Пронзали сердце трепетные ноты,
Сливались звуки в скорбный хор людской,
И возносились в звёздные высоты.

Звучала пьеса жалобно, как плач,
Как ветра вой у брошенной могилы.
«Ты будешь жить»- проговорил палач
В безмолвной тишине, что наступила.

Как страшный сон, закончилась игра.
Жизнь спасена, спасибо тебе, Боже!
Она решилась: «А моя сестра?»
И душегуб ответил: «Она тоже».

Какие струны дьявольской души
Задел ноктюрн? Неужто в ней есть чувства?
Но факт свершился. Она будет жить.
Ее спасло Великое Искусство.



Мария Шадрина 23 Ноября 2021

Старушка и цветы

Она вставала рано на рассвете,
Нехитрый скарб садовый прихватив.
Её цветы, как маленькие дети,
Дарили бабе Тане позитив.

День ото дня полола, удобряла,
Цветным кашпо украсила крыльцо.
И огоньками яркими сияла
У дома клумба, радуя жильцов.

Цветы дарили людям краски лета,
Газон прекрасен, словно райский сад.
И одинокой женщине за это
Все благодарны были- стар и млад.

Сын далеко, а дочка отстранилась.
В "хрущевке" старой день и ночь одна.
И на душе теплее становилось,
Когда цветы виднелись из окна.

Шары гортензий пышные пестрели,
Лучась, нарциссы радовали взгляд,
А розы алым пламенем горели
И источали нежный аромат.

***

Однажды утром с лейкой и лопатой
Старушка вышла на родной газон
И содрогнулась, ужасом объята.
Он был нещадно кем-то разорён.

Забилось сердце, навернулись слёзы,
Цветов любимых в клумбе больше нет.
Пионов, флоксов. Сломанные розы.
Бабуля их растила восемь лет.

Сердечный приступ. Выйдя из больницы,
Боль продолжала её сердце жечь.
Цветы родные продолжали сниться,
Молили от вандалов уберечь.

В субботу утром, подойдя к окошку-
О чудо! Стало на душе светлей.
Цветы сажала на газоне крошка,
А рядом мама помогала ей.

Ну почему в одних живёт стремление
В жизнь воплотить прекрасную мечту,
И есть другие, кто, без сожаления,
Жестокосердно рушат красоту?
Nikavirus 16 Января 2019

Цените время с любимыми вам людьми.

Порой простая история (жизнь) одного человека может показаться серой, скучной и не радостной. Но это как со стаканом... как посмотреть на него для кого то он на половину полон, а для кого то на половину пуст...

Так и в этом рассказе моей знакомой так же...
Обычная девушка, из простой семьи. Родилась она у счастливых родителей, росла в любви. У нее было все, любящие родители, вредные но любимые сестры, и достаток до поры до времени... Но ведь не всегда бывают белые полосы... Наступают порой и тяжелые времена... Но даже не имея ни чего за душой (финансово) у этой семьи были они сами, их теплота их любовь их дружба и это помогало им жить и двигаться вперед. И эта девочка считала что счастливее ее нет на свете, не смотря ни на пустоту в холодильнике, ни на то что, порой приходилось срочно переезжать к ужасным родственникам (как ей тогда казалось) у которых было тесно, холодно и не уютно...

Была счастлива когда у них появился свой угол (очень маленькая квартира) и ароматный свежий хлеб и банка молока, пусть и в пять утра приходилось бегать или ездить с папой на ферму, она была счастлива не смотря ни на что, она любила своих родных, помогала как могла...

Лишь повзрослев она поняла как сложно было родителям и на сколько они сильные , что их дети не видели как все для них это было больно и сложно когда им не было чем их накормить, где уложить спать....

И лишь потеряв близкого (папу) понять как же его не хватает и как хочется вернуть и быть той маленькой девочкой и просто быть рядом.... Мне жаль что мы многое понимаем лишь повзрослев и потеряв... Но это так поздно...

Увы все рассказать что бы понять все очень сложно и слишком долго, но вывод один любите и будьте рядом с вашими близкими не отмахивайтесь на дела и заботы ведь освободиться от забот трудно а не успеть сказать главные слава тем кого мы любим слишком легко...

История про кота и блокадный Ленинград

Моя бабушка всегда говорила, что тяжёлую блокаду и голод и я моя мама, а я её дочь, пережила только благодаря нашему коту Ваське. Если бы не этот рыжий хулиган, мы с дочерью умерли бы с голоду как многие другие.

Каждый день Васька уходил на охоту и притаскивал мышек или даже большую жирную крысу. Мышек бабушка потрошила и варила из них похлебку. А из крыски получался неплохой гуляш.

При этом кот сидел всегда рядом и ждал еду, а ночью все трое лежали под одним одеялом и он согревал их своим теплом.

Бомбежку он чувствовал намного раньше, чем объявляли воздушную тревогу, начинал крутиться и жалобно мяукать, бабушка успевала собрать вещи, воду, маму, кота и выбежать из дома. Когда бежали в убежище, его как члена семьи тащили с собой и смотрели, как бы его не унесли и не съели.

Голод был страшный. Васька был голодный как все и тощий. Всю зиму до весны бабушка собирала крошки для птиц, а с весны выходили с котом на охоту. Бабушка сыпала крошки и сидели с Васькой в засаде, его прыжок всегда был на удивление точным и быстрым. Васька голодал вместе с нами и сил у него было недостаточно, что бы удержать птицу. Он хватал птицу, а из кустов выбегала бабушка и помогала ему. Так что с весны до осени ели еще и птиц.

Когда сняли блокаду и появилось побольше еды, и даже потом после войны бабушка коту всегда отдавала самый лучший кусочек. Гладила его ласково, приговаривая – кормилец ты наш.

Умер Васька в 1949 году, бабушка его похоронила на кладбище, и, что бы, могилку не затоптали, поставила крестик и написала Василий Бугров. Потом рядом с котиком мама положила и бабушку, а потом там я похоронила и свою маму. Так и лежат все трое за одной оградкой, как когда-то в войну под одним одеялом.

Пари

Одно из самых находчивых пари в истории случилось в Англии, в ХVIII веке. В городе Брайтон, один состоятельный мясник, по фамилии Буллок, предложил молодому аристократу, графу Бэрримору, заключить пари. Что интересно, что Буллок, будучи человеком упитанным, но довольно находчивым, предложил графу, увлеченному легкой атлетикой, посоревноваться в беге.

Мясник смело заявил, что намерен обогнать молодого Бэрримора на 100 метровке, но при условии, что он выбирает место для забега и оставляет за собой фору в 35 метров. Выигрыш составляет сумму, равную стоимости всего бизнеса мясника.

Граф принял вызов. И за считанные минуты до забега, мясник раскрыл свой план. Оказывается, он выбрал для забега самую узкую улицу Блэк-Лайон-Лэйн, и когда граф с легкостью догнал противника, он просто не смог протиснуться, чтобы обогнать. Граф достойно принял поражение, и выплатил всю сумму договора.

Цветы от Маяковского

Трогательная история любви Маяковского и Татьяны Яковлевой.

Ожившей сказкой царствовал Париж,
Прохожих влёк к искрящимся фонтанам,
Пестрел мозаикой разноцветных крыш,
Плыл ароматом кофе с круассаном.

Звенел колоколами Нотр Дам,
Взлетала в небо Эйфелева башня,
Стелилась тень по паркам и садам,
Дул ветерок бодрящий, бесшабашный.

Душевно напевал аккордеон,
На Монпарнасе щебетали птицы.
Был Маяковский пламенно влюблён.
В Париже невозможно не влюбиться.

***

Как высока, стройна и хороша
Роскошная красавица Татьяна!
И наполнялась нежностью душа
Скандального поэта и смутьяна.

Огонь безумный в сердце воспылал,
И ослепила страсть при первой встрече.
Увидев в ней свой женский идеал,
Он ей в любви признался в первый вечер.

Ей двадцать два, поэту тридцать пять.
В нём- мощный интеллект, талант, движение,
И просто невозможно устоять
Перед мужским могучим притяжением

И перед буйством рубленых стихов,
Передающих новый дух эпохи,
Свободных от классических оков,
От рваных рифм, слетающих на вдохе.

Так начался стремительный роман
Поэта и российской эмигрантки.
Но его бурной страсти ураган
Её пугал, хотя и льстил дворянке.

Талантлива, красива и умна,
Блистающая ярко в высшем свете,
Поклонников толпой окружена.
Ну что могла избранница ответить

На предложение в качестве жены
Уехать вместе с ним в страну Советов,
Когда мосты с Россией сожжены?
Ей не хватило сил пойти на это.


К тому же ждёт в России Лиля Брик.
Любовь, как говорится, не стареет.
И пусть любви прекрасной сладкий миг
Воспоминанием светлым будет с нею.

***

Её отказ- болезненный удар.
Мечта о счастье призрачна, эфирна.
Перед отъездом весь свой гонорар
Он положил на счет цветочной фирмы.

Ему осталась тайная печаль,
А ей- Цветы. Прекрасные букеты,
Которые посыльный ей вручал
С одной лишь краткой фразой: «От поэта».

Несли «от Маяковского» цветы,
В любой сезон, дожди и непогоду,
Тюльпаны, розы дивной красоты,
Фиалки, орхидеи год за годом.

***

Весть о его кончине потрясла.
Он рядом с ней присутствовал незримо,
В его Цветах любовь всегда жила,
Проникновенна и неповторима.

Как она будет без него теперь?
Он был опорой в жизни круговерти.
Но позвонил опять посыльный в дверь.
Его Любовь была сильнее смерти.

Цветы несли ей и в сороковом,
И в немцами захваченном Париже,
И в дни войны жестокой мировой
Его цветы ей помогали выжить.

Их продавала, чтоб не умереть
От голода Татьяна на бульваре.
И продолжал любовью нежной греть
Цветочек каждый, что был им подарен.

Потом вошли союзные войска,
Освободив Париж от оккупантов,
Но продолжала течь цветов река,
Любви несокрушимая константа.

Посыльные взрослели на глазах,
Им приходили новые на смену,
Но ирисов сияла бирюза
И были розы необыкновенны.

***

Прошли неумолимые года,
И на дворе уже семидесятый.
Промчалась жизнь, она немолода,
Не та красотка, что была когда-то.

Но дом в цветах, как прежде, утопал.
Они пестрели и благоухали.
Наполнен ими весь уютный зал,
Стояли вазы в спальне, на рояле.

Её приехал как-то навестить
Гость из России. Дама была рада.
«Татьяна, я давно хотел спросить
История с цветами, это правда?»

Она цветов коснулась невзначай,
Пирожные с конфетами достала.
«Вы не спешите? Тогда пейте чай».
Вдруг трель звонка задорно прозвучала.

Возник букет, как яркая звезда.
Дом озарило чудное сияние.
И прозвучала фраза, как всегда
«Цветы от Маяковского. Татьяне».
Рассказать друзьям